Автор: Феликс Грозданов
Страстной монастырь
Мартиролог
23.05.16 / 17:05

Нет сегодня на карте Москвы ни Белого города, ни Тверских проездных ворот, ни Страстного монастыря. А ведь на протяжении почти трех веков он был одним из самых почитаемых москвичами мест. В монастыре находился чудотворный образ Страстной иконы Богородицы. Большой колокол Страстного монастыря в Пасхальную ночь первым откликался на благовест Большого Успенского колокола кремлевской колокольни Ивана Великого, тем самым давая сигнал к началу праздничного звона всех московских колоколен «сорока сороков». С этой же монастырской колокольни, согласно легенде, раздался первый удар торжественного благовеста, оповестившего москвичей об освобождении города от французов.

Открытка. Начало ХХ века.
Открытка. Начало ХХ века.
Фото: sobory.ru

На месте церковного погоста, где хоронили знатных жителей Первопрестольной, сегодня каждый вечер танцуют и поют артисты бродвейского мюзикла. Древние фундаменты обители залили бетоном, а сверху соорудили фонтан. Аккурат на место колокольни передвинули памятник Пушкину. И только здание бывшей гостиницы для паломников еще на своем месте. Здесь произошло одно из главных в жизни государства и древней столицы событий.

Образу Страстной иконы Пресвятой Богородицы молятся о спасении от пожара, об исцелении от болезней. Фото: strastnoi-monastir.ru

В 1641 году по воле государя Михаила Романова из нижегородского имения князя Лыкова в Москву везли чудотворную Страстную икону Божией Матери: ангелы с орудиями крестных страданий Спасителя по обеим сторонам лика Богородицы. Образ этот издавна был почитаем на Руси, поскольку символизировал Страстную неделю перед Воскресением Христовым. Тысячи москвичей, царь и духовенство ждали икону на главной московской улице Тверской, или Царской, как она тогда называлась.

Именно по Тверской совершались парадные выезды царя, а экипажи иностранных послов и гостей неслись в Кремль. А спустя пять лет, в 1646 году, государь Алексей Михайлович на месте, где была встречена икона - у Тверских ворот Белого города – повелел «возградить церковь камену». И праздником ей определил тот августовский день, когда икона была торжественно доставлена в Первопрестольный град.

Вид на Страстной монастырь с проезда Страстного бульвара

Вид на Страстной монастырь с проезда Страстного бульвара. Фото: strastnoi-monastir.ru

Так вырос пятиглавый храм Страстной иконы Богоматери - один из девяти, действовавших в ту пору в городе. Пройдет еще восемь лет, и здесь появится девичий Страстной монастырь, который станет в один ряд с монастырями северной линии города.

Судьба именно этой обители драматична – она несколько раз горела, но потом снова восставала из пепла, становясь еще богаче и величественнее, обрастая новыми церквями и пределами. В итоге к 1917 году в монастыре действовало 3 храма с 7 престолами. Над его входными вратами находилась большая Страстная икона Богоматери с неугасимой лампадой, и в любое время здесь непременно стояли страждущие и благодарные.

Страстная площадь на дореволюционной открытке

Страстная площадь на дореволюционной открытке. Фото: wikipedia.org

У южных входных дверей храма в серебряной вызолоченной гробнице хранилась глава святой великомученицы Анастасии Узорешительницы. В колокольне же, возведенной архитектором Михаилом Быковским, была устроена верхняя церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. Она была видна отовсюду, поскольку стояла она на Тверском холме – одном из семи московских. Он выше Охотного ряда на 20 метров!

1888 год. Вид на Тверской бульвар с колокольни Страстного монастыря. Фотогравюра Шерер, Набгольц и Ко. Москва. Соборы, монастыри и церкви. Изд. Найденов Фото: hist.msu.ru

Когда город заняли французы, то именно эта высота и привлекла военных, в святой обители расположились на постой солдаты Наполеона. Вот как вспоминает историк Николай Розанов события того года в книге «История московского епархиального управления»: «В 1812 году при нашествии французов игуменья Страстного монастыря Тавифа с сестрами оставалась в монастыре. 3 сентября неприятели ворвались в соборную церковь и ограбили ее. У святых ворот расстреляли 10 человек (Участников сопротивления – Ред.), тела их висели трое суток. 4 сентября ворвались в обе церкви и все в них ограбили. Нижнюю церковь обратили в магазин, в келиях поселились гвардейцы. Игуменье позволили жить на паперти, через несколько дней дали келью. Церковь заперли, никого в нее не пускали».

Вид Страстной площади с Триумфальными воротами, церковью Дмитрия Солунского и домом Козицкой. 1800-1802 гг. Акварель Ф.Я.Алексеева Фото: hist.msu.ru

Но уже в октябре, как только неприятельские войска покинули Москву, в храме Страстного монастыря отслужили первый молебен в честь спасения Москвы от захватчиков. Правил службу настоятель университетской церкви отец Иона.

После французского нашествия Страстной монастырь был отстроен с еще большим размахом и великолепием. Новые иконы для храма написал художник Василий Пукирев, знакомый многим как автор картины «Неравный брак». А новую монастырскую колокольню с шатром и часами считали самым красивым зданием города. Страстной вообще стяжал все самое большое и чудесное: самый мощный церковный хор, самые красивые рукоделия монахинь, самые пышные народные гуляния в престольный праздник в августе и в шестое воскресенье после Пасхи, самые образованные монахини, многие из которых происходили из аристократических семей и имели прекрасное образование.

Игуменья Евгения (Озерова), например, служившая в обители настоятельницей, стала первой в России женщиной-мемуаристом, оставившая немало ценных исторических записей о людях и событиях своей эпохи. Описывала она, в том числе, и открытие 1880 году напротив монастыря памятника Александру Пушкину, созданного скульптором Александром Опекушиным. В том, что бронзовый Поэт в почтительной позе с непокрытой головой «смотрел» на колокольню Страстного, было что-то символическое. Ведь народная память не сохранила точного места появления поэта на свет – где-то в Немецкой слободе, мало кто бывал на его могиле в Святых горах. Так что открытие памятника стало эдакими всенародными похоронами поэта, которых у него не было и послужило началом создания его культа и мифологизации.

Последний лучший вид градостроительного ансамбля Страстной площади до слома Страстного монастыря, церкви св.Дмитрия Солунского, жилого квартала Бронной слободы и усадебной застройки на фотографии начала1930-х годов с дома Нирнзее, который и ныне стоит в Большом Гнездиковском переулке. Фото: strastnoi-monastir.ru

Пройдет 80 лет, и Пушкин по иронии судьбы переедет на место колокольни, став таким образом новым объектом поклонения. Впрочем, снесли колокольню, да и сам монастырь, не для того, чтобы расчистить место для бронзового изваяния «нашего всего». Началось ее уничтожение еще в 1919 году, когда Советы монастырь упразднили, его стены были расписаны кощунственными рисунками, а в бывших церковных кельях и трапезных поселили студентов Коммунистического университета трудящихся Востока. Университет этот располагался в стенах бывшего доходного дома прямо за монастырской стеной, здание цело и по сей день. Потом здесь работал Военный Комиссариат, затем обитель передали Центральному Архиву. А в 1929-м в бывших монастырских зданиях открыли Центральный антирелигиозный музей Союза безбожников СССР. Тут печатались и распространялись газета «Безбожник», журналы «Безбожник», «Антирелигиозник», «Воинствующий атеизм», «Юные безбожники». В праздничные дни на стены музея вывешивалась газета с лозунгами и портретами вождей, а на месте Страстной иконы Богоматери над Святыми вратами монастыря клеили рекламу. Именно в этом музее хранилась огромная деревянная золотая корона, снятая с Воскресенской церкви в Барашах. Когда начал осуществляться чудовищный Генеральный план социалистической реконструкции Москвы 1935 года, она пропала.

Страстной монастырь. Наружный вид соборного храма. 1897 год. Фотография Эйхенвальд. М./hist.msu.ru

В 1937 году в 100-летнюю годовщину гибели Пушкина на уже переименованной в его честь площади начали сносить Страстной монастырь, а его замолчавший навсегда 12-тонный колокол передали в фонд Монетного двора. К счастью, главная икона обители уцелела и ныне находится в церкви Воскресения в Сокольниках, на левой, северной стене Петропавловского придела. Как известно, в советские годы эта окраинная, отдаленная от центральной Москвы церковь стала приютом многих московских святынь, привозимых сюда из разрушенных храмов и монастырей. Уцелел и местночтимый крест с изваянием в натуральную величину распятого на нем Христа, его поместили в церковь Знамения в Переяславской слободе.

Пушкинская (бывшая Страстная) площадь после сноса Страстного монастыря. Вид с Тверского бульвара. 1938 год. Фототека ГНИМА им. А.В.Щусева

Вместе с обителью снесли и застройку вокруг - знаменитый «дом Фамусова», принадлежавший Римской-Корсаковой, где не раз бывал и Пушкин, храм Дмитрия Солунского на углу Тверской улицы и Бульварного кольца… «Буревестник революции» Максим Горький, чьим литературным псевдонимом назовут Тверскую, предлагал заодно уж снести и памятник Пушкину, как крайне неудачный. Но до этого дело не дошло, в 1950-м Пушкина всего лишь передвинут на место монастыря, на закатанную в асфальт площадь. Здесь к этому времени уже было принято отмечать пролетарские праздники и Новый год - устраивать народные гулянья, базары, елки, аттракционы. Пушкин стал ближе к пролетарской вакханалии и с изумлением взирал на нее со 11-метровой высоты…

В благоустроенный сквер на месте Страстного монастыря был перемещён памятник А.С.Пушкину. Фото: globallookpress.com

В 1961 году в восточной части бывшей монастырской территории, прямо на старых могилах архитектор Юрий Шевердяев выстроил кинотеатр «Россия». Тогда же были сломаны последние небольшие остатки строений обители, разрушены исторические кварталы Бронной слободы конца XVIII века и образован на их месте Новопушкинский сквер.

Страстной бульвар ночью. 2015 год. Фото: globallookpress.com

Но сегодня есть шанс воссоздать святыню на прежнем месте. 26 августа 2006 года в Москве на Пушкинской площади состоялся первый молебен о возрождении Страстного монастыря, была создана община, поддерживающая это начинание. В 2011 году историческую территорию Страстного монастыря признали «выявленным объектом культурного наследия XVII века н.э.». Тем более, что специалисты по охране наследия считают, что памятник жив, если сохранились фундаменты на его историческом месте. А геофизическое обследование Пушкинской площади 2010 года, проведенное «Московским археологическое бюро», доказало, что в культурных слоях Пушкинского сквера сохранились фрагменты фундаментов колокольни и Страстного собора.

Мемориал на Страстном бульваре. Фото: wikipedia.org/AKfounder

В 2012 году инициативная группа воссоздания Страстного монастыря на народные пожертвования на историческом месте памятника Пушкину, установила памятный знак. На гранитном камне изображен профиль поэта, чуть ниже лист бумаги с пером и надпись: «Здесь стоял памятник Пушкину 1880 – 1950». И, как напоминание о Страстном монастыре, изображены купола. Те же неравнодушные москвичи занялись и сбором подписей под обращениями в мэрию города и Патриархию за воссоздание исторического наследия Пушкинской площади, сохранение древних захоронений и фундаментов в ее культурных слоях земли. Сегодня их уже около 100 тысяч.

«Пусть прозвучит колокольный звон святой обители и призовет всех нас к покаянной молитве и поклонению Страстной иконе Божией Матери и Страстям Христовым, очистив душу нашего народа!», - призывают обычные и именитые миряне, священнослужители. И в год 370-летия постройки монастыря хочется, чтобы этот призыв воплотился в жизнь.

Поделиться: