Автор: Феликс Грозданов
ДОМ РАХМАНИНОВА
Музей, которого нет
26.02.16 / 17:05

РУБРИКА НАПОМИНАЕТ, ИССЛЕДУЕТ, ПРИЗЫВАЕТ И УТВЕРЖДАЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ ОТКРЫТИЯ НОВЫХ ПАМЯТНЫХ МЕСТ

Весной 1910 года в шестой квартире дома номер 5 на Страстном бульваре раздался звонок. Слегка сутулый господин попросил увидеть хозяйку Варвару Потоцкую. Она немало удивилась, ведь на пороге стол человек, которого она привыкла слышать и видеть в концертных залах у рояля.

«Варвара Васильевна, добрый день, меня зовут Сергей Рахманинов, я живу в квартире номер 8, прямо над вами, - представился гость. - Покорнейше прошу извинить за вторжение. Скажу без ложной скромности, что ваши девочки играют на рояле так же прелестно, как и мои. Однако нельзя ли перенести их инструмент в другую комнату? Я работаю, и посторонние звуки отвлекают от написания музыки».

Просьба гостя была немедленно исполнена. Впрочем, дом от этого только выиграл – дети Потоцких играли теперь в гостиной, выходящими окнами на Страстную площадь, а Рахманинов - в кабинете с видом во внутренний двор. И жильцов таким образом со всех сторон окружала музыка. Так было на протяжении всех двенадцати лет, пока здесь жил знаменитый композитор и пианист-виртуоз.

В Москве Сергей Рахманинов сменил много адресов – жил в доме у Зверева в Ружейном переулке, у Собкевича близ Смоленского рынка, у Сатиной в Малом Левшинском, у Погожевой на Арбате, в Фаста на Воздвиженке... Все это были доходные дома, в которых композитор снимал квартиры. Жить в съемном жилье вообще было принято у интеллигенции того времени – достаточно вспомнить Цветаеву, арендовавшую комнаты на Арбате, Тимирязева с огромной съемной квартирой в Романовом переулке.

Дом номер 5 на Страстном бульваре привлек Сергея Рахманинова не случайно – здесь в одном крыле располагалась 1-я женская гимназия Ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны, дававшей выпускницам аттестат учительниц. В 20-летнем возрасте из-за нехватки денег Рахманинов работал преподавателем в московском Мариинском женском училище, теперь же, став уже богатым и известным, решил поселиться здесь же. Учебное заведение это было одно из самых престижных в стране. Оно вело свою историю еще с 1796 года, когда супруга императора Павла I Мария Федоровна стала заведовать воспитательным обществом благородных девиц. Тогда-то и началась традиция курирования властью благотворительности в нашей стране - в ведении ее канцелярии находились заведения по обучению и воспитанию незаконнорожденных, глухонемых, слепых детей, сирот.

Страстной бульвар д.1 (Женская гимназия) 1917

Страстной бульвар д.1 (Женская гимназия) 1917 год

В 1874-1878 годы по проекту и под непосредственным руководством известного русского архитектора Николая Тютюнова на Страстном бульваре на исторической территории Земляного города для Мариинского училищабыло выстроено новое здание. Тут учились ставшие впоследствии знаменитыми актрисами Алиса Коонен, Вера Пашенная, Ольга Гзовская. Сюда же в 1912 году перевели и разросшуюся женскую гимназию из дома Самарина на Петровке и дома Костякова в Пименовском переулке. Училищу отдали часть дома с окнами на Нарышкинский сквер и Путинковский проезд. Обе гимназии, очень разные по составу учащихся, по программам и принципам воспитания жили каждая своей обособленной жизнью и мирно сосуществовали, занимая левое и правое крыло одного здания. Тут же, рядом с образовательными учреждениями, работал карточный магазин – единственный в городе!

Один из подъездов был отдан под сдаваемые внаем квартиры. Сергей Рахманинов занимал семь высоких комнат на 4-м этаже, а его соседом был знаменитый акушер и организатор дела родовспоможения в Москве Григорий Грауэрман. Из окон Рахманинова открывался чудесный вид – Страстной бульвар с круглой тумбой для афиш, узкая Большая Дмитровка и Нарышкинский сквер. Из соседних церквей еще не снесенного Страстного монастыря и церкви Рождества Богородицы в Путниках часто доносился перезвон московских колоколов. Они сливались в большие праздники с колоколами других церквей и врывались в квартиру композитора перезвонами, благовестами, трезвонами и переборами.

Проживание знаменитости, главного дирижера Большого театра, придавало дому особый шарм.

«Часто я следила за большими красивыми руками Рахманинова на перилах и думала: «Это они превращают нашу лестницу, наш дом в особое волшебное царство».

Наша лестница широкая, идеально чистая, охранялась швейцаром-татарином. Помню его круглое полумонгольское лицо и замасленный серый костюм. Швейцар - конечно, не безвозмездно - пропускал на площадку лестницы между третьим и четвертым этажами, где стояли скамейка и фикус, поклонниц Сергея Васильевича, дежуривших тут день и ночь. Швейцар почему-то знал заранее, когда Сергей Васильевич играет у себя, когда у него поет Шаляпин, Нежданова и тогда еще малоизвестная молоденькая Кошиц. И мы, дети, слушали его в эти вечера в гостиной, куда отчетливо проникали звуки, в кухне и на лестнице», - спустя полвека в воспоминаниях рассказывала Наталья Потоцкая, та самая девочка, звуки игры на рояле которой так мешали композитору.

Идеальный мир с музыкой, знаменитостями, швейцаром и фикусами на лестнице рухнул осенью 1917 года. В доме перестали топить, в квартирах, в том числе и у Рахманинова, жильцы в целях экономии тепла закрыли несколько комнат, а в столовых поставили железные печи и протянули от них железные трубы. Среди лепнины, ковров и мебели красного дерева они смотрелись так же нелепо, как и все, что происходило в революционной Москве – матросы, пожары, пулеметы. Осенью того страшного года Сергей Рахманинов вместе с другими жильцами работает дежурным по охране дома на Страстном бульваре от грабителей. Хотя Композитор все время твердил, что городовые, ныне уже разогнанные, справлялись с этим куда как успешнее. Участвует он и в заседаниях новоявленного домового комитета, внутренне возмущаясь бестолковостью и ненужностью работы. А в конце ноября 1917 Сергей Васильевич получает право на выезд с женой и двумя дочерями за границу для проведения концертного турне по Норвегии и Швеции.

15 декабря в газете «День» появится объявление: «С. В. Рахманинов на днях отправляется в концертное турне по Норвегии и Швеции. Турне продлится более двух месяцев». Композитору говаривал последовать его примеру и начать хлопоты о временном отъезде за границу и соседям. Но те не послушались, буду уверенными, что советская власть пришла ненадолго. Ах, если бы знать!..

О том, что случилось с Рахманиновым в Европе, бывшие соседи по доме номер узнавали из третьих рук. Поговаривали, например, что он отказался играть в Лондоне в присутствии советского представителя - врага его родины. В Россию композитор больше не вернулся, сменив Стокгольм на Копенгаген, потом на швейцарскую коммуну под Люцерном, а потомна Нью-Йорк, где в 1943 году и умер. Да и некуда ему было возвращаться. Страстную площадь, куда выходили окна его спальни, переименовали в Площадь Декабрьской Революции — в память о Декабрьском восстании, происшедшем в Москве в 1905 году.

Рахманинов и Чаплин

Рахманинов и Шаляпин

Потом была уничтожена часть бульвара, осталась лишь небольшая часть - Нарышкинский сквер и Сенная площадь. А в доме, где учились до революции гимназистки, нарком национальностей Иосиф Сталин основал Коммунистический университет трудящихся Востока, названный через два года его именем.

Жильцов же выселили оттуда без предоставления помещений. В больших квартирах осталось много вещей, в том числе и в квартире Сергея Васильевича – вывозить мебель, посуду, картины и ковры было просто некуда. К счастью, сохранился двухметровый кабинетный «Бехштейн, принадлежавший Рахманинову. Сергей Васильевич купил его в 1913 году, в 1916-м продал Исаю Добровейну.

В конце концов, рояль оказался в доме профессоров московской консерватории Елены Сорокиной и Александра Бахчиева, которые несколько лет назад передали его Рахманиновскому обществу России. Именно этот рояль стоял в кабинете композитора на Страстном бульваре практически до прихода советской власти. Теперь же в квартире Рахманинова хозяйничали другие люди – здесь занимались подготовкой профессиональных революционеров для колониальных стран Азии «к борьбе за установление коммунизма в своих странах, организации восстаний и революций».

Открывая университет, Сталин говорил, что университет посылает в огонь борьбы новые кадры борцов, вооруженных идеями ленинизма, когда империализм пытается схватить за горло китайскую революцию. В ту пору отдел международных связей Коминтерна, действовавший практически по всему мира, занимался доставкой в Москву перспективных иностранных коммунистов. Одним из них был Дэн Сяопин, будущий деятель Коммунистической партии Китая и его фактический руководитель с конца 1970-х и до начала 1990-х годов. Он жил в Китае, через Польшу по подложным документам был переброшен в Москву, где стал слушателем Коммунистического университета трудящихся Востока. Вместе с ним по курсу лекций самого товарища Сталина здесь, в бывшей квартире Рахманинова, учились коммунисты Индии, Греции, Японии и Вьетнама. Их обучение длилось три года, а лекции читали члены правительства Ленина, известные ученые-востоковеды.

В 1937-м, когда каждый иностранец стал вызывать подозрение в шпионаже, началась реорганизацией всей системы партпросвещения и Коммунистический университет трудящихся Востока ликвидировали.

«Дом Рахманинова» занял Всесоюзный радиокомитет. Место это сотрудники называли «на Путинках», поскольку их дом выходил в Большой и Малый Путинковский переулки. Именно отсюда во время Великой Отечественной Войны, в 1941-1945 годах передавал военные сводки Совинформбюрознаменитый диктор радио Юрий Левитан. В августе 1991 года Валентин Павлов подписал распоряжение о переводе в здание на Страстном бульваре, 5 Министерства информации и печати СССР.

В 1999 году недалеко от дома появился памятник Рахманинову, поставленный на средства Юрия Рахманинова, внучатого племянника великого музыканта. Члены Рахманиновского общества добились и установки мемориальной доски на здании, относящемуся сегодня к категории объектов историко-культурного значения. Во время последнего капитального ремонта старый штукатурный слой был полностью сбит и вместо него нанесен новый, с рустами, замками, наличниками и тягой, что позволило сохранить исторический облик здания, в котором с 2004 года располагалось Министерство культуры и массовых коммуникаций, а сегодня - Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, известное так же под сокращенным названием «Роспечать».

…2 апреля, в день рождения композитора, почитатели музыки Сергея Рахманинова, по традиции, соберутся около памятника композитору на Страстном бульваре. Возможно они будут обсуждать предложение министра культуры РФ Владимира Мединского о переносе праха Сергея Рахманинова в Россию. Тем более, что Президент Рахманиновского общества в Москве Валерий Полянский поддержал эту инициативу.

«Мне кажется, это надо сделать, если это не будет сопряжено с определенными трудностями. Надо, конечно, посмотреть последние высказывание Рахманинова на этот счет и там решить». Но как было бы хорошо, поставь рахманиноведы вопрос о создании музея-квартиры в присутственном доме 5 по Страстному бульвару! И снова, как и в начале XX века, из окон на четвертом этаже доносилась бы музыка.

Поделиться: