Автор: Юлия Ракитина
«Мир спасет добро и красоту творящий…»
Позиция
12.10.16 / 08:08
Михаил Ильяев – скульптор, преподаватель и крупнейший специалист по творчеству знаменитого Степана Эрьзи. По просьбе «Россия.Наследие» Михаил Давыдович рассказал о своем творческом пути, вдохновении и нелегком деле учителя.

Михаил Ильяев родился в Москве. Окончив цирковое училище, работал в цирках, на эстраде, в театре. Его участие в опереттах "Принцесса цирка", "Сильва", "Морица" надолго остались в памяти, а индийские танцы, шуточную "Нанайскую борьбу" тепло принимали зрители городов России, Финляндии, Германии, Португалии, Франции, США. Под влиянием творчества выдающегося скульптора Степана Эрьзи, Михаил увлекается скульптурой в дереве. Кроме декоративных работ, он создает портреты Пикассо, И.Ганди, Сикейроса, Гоголя. Образы Л. Толстого, В. Вернадского, С. Эрьзи приобрели музеи России, Аргентины, Германии, США. 30 лет М. Ильяев руководит школой резьбы. Многие годы организует московские конкурсы резчиков. Автор книг "Прикоснувшись к дереву резцом", "Уроки резьбы по дереву", "Каталог резчиков", "Спасибо, Эрьзя". Лауреат всесоюзных и российских конкурсов. Почетный член итальянского общества "Открытые двери в Европу". Заслуженный работник культуры России.

…Мой творческий путь начался неожиданно и спонтанно. Я – артист цирка, акробат, и никогда не учился резьбе по дереву или другим видам искусства. Однажды во время отдыха на море, от нечего делать я вырезал себе кулон из гальки – и внезапно он очень понравился моим друзьям и знакомым, так я начал работать с камнем, с мрамором. Это стало приятным хобби, которым я занимал свободное от работы в цирке время. Однако возить с собой на гастроли камень и инструменты (помимо основного реквизита) было довольно обременительно, и как-то в поездке в 1968 году я попросил своего барабанщика, который сам вырезал барабанные палочки из дерева, найти и мне подходящий кусок древесины. Это оказался добротный кусок дерева грецкого ореха. Так я создал сделал свою первую деревянную работу, это была Родина-мать. Мне понравилось работать с деревом, и следующие годы я продолжал учиться резьбе, работать с разными породами и самосовершенствоваться.

Как-то я сделал портрет Анжелы Дэвис из клена к ее официальному приезду в Москву. Была организована наша встреча, где я и вручил ей портрет. Он очень понравился, про меня потихоньку начали писать журналисты, и тогда я и понял, что могу делать что-то серьезное. Возникло желание делиться с другими людьми, тем что я накопил за 10 лет творчества. Так я организовал студию резьбы по дереву при Дворце культуры имени Горького. Ко мне пошли ученики, я продолжал работать и учить работе с деревом, стали появляться выставки… А через некоторое время я познакомился с творчеством Степана Дмитриевича Нефедова, работавшего под псевдонимом Эрьзя. Мордвин по происхождению, он взял этот псевдоним в честь мордовского племени эрзя, к которому принадлежал. Я находил его учеников, углублялся в его работы, все это централизовало мое творчество вокруг наследия Эрьзи. Можно сказать, он стал моим вдохновителем, хоть мы и никогда не были знакомы. Недавно, как и каждые несколько лет я приезжал в музей его имени в Саранске, в Мордовии. К 140-летнему юбилею Эрьзи я вырезал кубки, медали, которые вручил в торжественной обстановке директрисе музея и главе Мордовии.

Творчество Степана Эрьзи привлекло и очаровало меня по многим причинам: у него психологические лица, с глубоким внутренним миром, и этим нельзя не проникнуться. Также в 1924 году Эрьзя начал использовать уникальное дерево кебрачо, когда переехал в Аргентину, за что получил в местной прессе прозвище «покоритель кебрачо». Помимо прочего, Степан Дмитриевич первым начал использовать для работы бор-машину особой конструкции, которую для него собирали на заказ в Англии.

В появлении на русской земле такого таланта, как Эрьзя нет ничего удивительного – у нас глубочайшие традиции деревянного зодчества, резьбы по дереву. У нас есть новгородская резьба, кудринская резьба… Кудринский стиль я немного переработал, чтобы научить ему своих учеников. Обычно используется овальная стамеска, я же начал работать в этой технике с универсальным инструментом. Конечно, получается немного другой стиль, но он вышел из кудринского.

Конечно, в России много резчиков по дереву, множество тех, кто учится этому, занимается в студиях (например, в моей), однако я не могу сказать, что с творческим образованием у нас все обстоит прекрасно. Я искренне верю, что мир спасет добро и красоту творящий. Это мой принцип жизни. Я уверен, что нужно заниматься творчеством, а не политикой, войной, уничтожением себе подобных... Да, у нас сильные народники, но все равно не хватает поддержки и помощи от государства, может быть, пропаганды созидательной жизни. Я этим живу, и очень бы хотелось, чтобы людей, наполненных созидательным чувством, а не ненавистью, становилось больше.

Я люблю человека. Я люблю создавать не маски, а внутренний мир человека. Я люблю учить, мне нравится создавать вокруг себя круг людей, которые так же, как я, горят творчеством.

Пять лет назад я прочел в газете про программу «200 храмов в Москве». Я не имею ничего против того, чтобы люди ходили в церковь, если им это нужно, замаливали свои грехи, если они у них есть. Но я был удивлен – строят храмы, а почему не 200 домов культуры и творчества? Разве это менее необходимо? У нас уделяют мало внимания культуре – а ведь так много людей могли бы рисовать, вырезать, вязать в конце концов на радость себе и окружающим! Я за то, чтобы рядом с каждой церковью был дом культуры. У нас так много талантливых людей в глубинке, их просто нужно поднимать и давать им развиваться. Сколько в Москве построили домов культуры за последние 5 лет?.. В школах закрывают кружки рукоделия. Если бы у меня была возможность, я бы открыл в столице новый «МММ» - здание, в котором были бы Музей, Магазин и Мастерские для обучения людей.

Поделиться: