Автор: Юлия Ракитина
Автор: Юлия Ракитина
Профессия: поместный дворянин
PROчтение
27.09.17 / 16:04

Дворянская усадьба – это не только наше архитектурное или культурное наследие. Это та точка отсчета, с которой начиналась Россия. Хозяин усадьбы был не только отцом семьи и радетельным хозяином, но и зачастую успешным человеком дела, сохранявшим и преумножавшим богатство своего рода. Финансовое благополучие поместья требовало тяжелого труда, глубоких знаний сельского хозяйства и производства, смелости применять новое и необычное. Кто знает, может быть, пример экономической рентабельности усадьбы прошлого может подтолкнуть и нас сегодня вернуться к земле, к своим корням?

С. М. Прокудин-Горский. На жнитве.
С. М. Прокудин-Горский. На жнитве.
Вологодская губерния, 1909 г.

Говоря об экономике дворянской усадьбы, уместно вспомнить, как в принципе появился класс помещиков и их родовые гнезда. Поместные дворяне получали свои земли в пользование за несение гражданской и военной службы. Постепенно поместья стали наследственными, а с 1714 года – собственностью самих дворян. Изначально служба была пожизненной, но хозяйства требовали внимания, и с 1727 года царский указ разрешал офицерам и урядникам отлучаться для домашних забот в свои усадьбы. Позднее служба была ограничена 25 годами, а помещикам было позволено оставлять одного из отпрысков для ведения хозяйства. Важным шагом к формированию поместного дворянства стало разрешение выбирать между гражданской и военной службой. А затем и манифест «О вольности дворянской», полностью освободивший их от военной службы, довершил процесс. Губернская реформа 1775 года окончательно определила юридический статус помещиков, их привилегии, права и обязанности. «Следствие, истекающее от качества и добродетели начальствовавших в древности мужей, отличивших себя заслугами, чем, обращая самую службу в достоинство, приобрели потомству своему нарицание благородное» – такое определение получило поместное дворянство.

Усадьба Останкино графов Шереметевых.
Вид из-за пруда на дворец и церковь. Н.И. Подключников, 1836 г.

До отмены крепостного права во всяком поместье к труду привлекали крепостных. Почти везде, где позволял климат, разбивался плодовый сад, служивший как для украшения, так и для нужд хозяев. В урожайные годы избыток фруктов продавался в ближайшие города и села, что давало весомый доход – содержание усадьбы никогда не обходилось дешево, и чтобы держать ее на плаву, кормить семью, поддерживать хозяйство, ремонтировать и пристраивать усадебный дом требовались немалые средства. Такой сад разбивался на квадраты или прямоугольники, обрамленные аллеями. Внутри они засаживались плодовыми деревьями, а по краю — ягодными кустарниками.

Крестьяне на пашне. Фото конца XIX в.

Как декоративные, так и многие плодовые деревья, невзирая на расходы, часто выписывались из-за границы. В этих садах имелись оранжереи, где выращивались апельсины, лимоны, персики, абрикосы, миндаль и даже ананасы, как, например, в усадьбе Салтыкова-Щедрина Спас-Угол в Тверской губернии. Из таких оранжерей и питомников окрестные жители могли получать привитые плодовые деревья, получая, таким образом, возможность не только самостоятельно зарабатывать, но и питаться экзотическими фруктами «со своего огорода». Можем ли мы сегодня представить ананасы, выращенные на своей даче? А ведь это возможно!

С. М. Прокудин-Горский. На сенокосе около привала. Вологодская губерния, 1909 г.

С. М. Прокудин-Горский. На сенокосе около привала.
Вологодская губерния, 1909 г.

С отменой крепостного права большинство владельцев отказалось от такой роскоши, но уже к концу 1870-х годов, когда меняется экономическая модель взаимоотношений с работниками, начинается его подъем и расцвет. Из любительского садоводства оно становится торгово-промышленным, приносящим большие доходы. О серьезности размеров участия российского плодоводства в общем обороте народного хозяйства России говорят, в частности, данные о перевозках по железным дорогам за 1894—1897 годы. Отечественные плоды и ягоды составляли 80 процентов всех перевозимых плодов.

Оранжерея в усадьбе Кусково.

В ряде усадеб возникают и другие промыслы и подсобные производства. В такой деятельности еще до отмены крепостного права используется труд свободных крестьян, освобожденных по закону «О свободных хлебопашцах» 1803 года.

Царское Село. Оранжерея в усадьбе
М.С. Стенбок-Фермор, 1859 г.

Прекрасный пример помещика, не лишенного предпринимательского духа, показал Гоголь на примере Костанжогло из «Мертвых душ», который «в десять лет возвел свое именье до (того), что вместо 30 теперь получает двести тысяч», «…накопилось шерсти, сбыть некуда — я и начал ткать сукна, да и сукна толстые, простые, — по дешевой цене их тут же на рынках у меня и разбирают, — мужику надобные, моему мужику. Рыбью шелуху сбрасывали на мой берег в продолжении шести лет сряду промышленники, — ну, куда ее девать? Я начал из нее варить клей, да сорок тысяч и взял… Этаких фабрик у меня, брат, наберется много. Всякий год другая фабрика, смотря по тому, от чего накопилось остатков и выбросков». Смекалка, желание трудиться и достойно жить позволяли поместным дворянам и в новых условиях сохранять достаток.

Усадьба Узкое. Оранжерея, 1770-х гг.

Интерес к труду на земле выразился и в повышенном интересе к успехам агрономии и новым земледельческим орудиям. Баре, которых сатирически изображали малограмотными и ленивыми провинциалами, на самом деле следили за новыми веяниями, открытиями и наукой, в том числе и заграничными – этому способствовало то, что большинство из них владело европейскими языками. За XIX век возникло около двадцати различных сельскохозяйственных обществ, стало издаваться свыше десятка газет и журналов по отдельным отраслям сельского хозяйства. Так, новинки садоводства освещались в «Вестнике Императорского российского общества садоводства», журналах «Плодоводство», «Промышленное садоводство и огородничество», «Сад и огород» и многих других. На сельскохозяйственных выставках начали появляться многочисленные образцы не только зарубежных, но и отечественных усовершенствованных сельскохозяйственных орудий, часто создаваемых самими крестьянами. Возникли первые заводы сельскохозяйственного машиностроения.

Померанцевая оранжерея усадьбы Ивановское, 1803 г.

Даже блистательные светские аристократы, до сих пор далекие от сельского хозяйства, увлекались этим занятием. Так, поэт, переводчик и театральный деятель П.А. Катенин, высланный в свое имение Шаёво Костромской губернии, хотя и отрицал свою склонность заниматься хозяйством, просил друга привезти из Одессы «семян хороших, огородных, т. е. капусты разной, тыкв и душистых трав; хочется на нашем севере, где ровно ничего не знали и где я уже кое-что развел, развесть еще получше». Так земля входит в моду даже у самых рафинированных слоев населения.

Вид на Строгановскую дачу в Петербурге. А.Н. Воронихин

Увлечение садоводством повлекло за собой не только новые технические изобретения, но и развитие смежных хозяйственных сфер. Множество усадебных предприятий занимаются переработкой сельскохозяйственной продукции. Строятся в имениях мельницы и маслобойки, крупорушки и лесопилки. Они снабжают продуктами и товарами население не только близлежащих городов, но выходят и далеко за их пределы. В дворянских усадьбах появляются винокуренные, кожевенные заводы.

Медаль. «За труды и воздаяние» и жетон «Полезное» от вольного экономического общества, времен Екатерины II

В дворянских имениях одной лишь Пензенской губернии в эти годы насчитывалось 11 винокуренных заводов и 12 мукомольных мельниц. Например, в имении Буртасы Виельгорских-Келлер действовали мельницы, винокуренный завод и сыроварня. В усадьбе Чернышёво Уваровых успешно работали винокуренный, маслобойный, смолокуренный и кирпичный заводы, мельница и даже мастерская по изготовлению сельскохозяйственных орудий. А в усадьбе Поим помещик Д.М. Шереметев построил синильные, поташные, кожевенные и маслобойные предприятия, а также кирпичный завод.

В 1897 году имение «Хуторок» барона Владимира Рудольфовича Штейнгеля, инженера, крупного землевладельца и предпринимателя. представляло собой, как сказали бы теперь, «высокодоходное и многоотраслевое сельскохозяйственное производство капиталистического типа».

Предприятия, приносящие серьезные доходы, строились и в Рязанской губернии — в имениях Залипяжье, Федотьево, Исадах. В усадьбе Мишино занимались переработкой фруктов. Дело началось с домашнего садоводства для себя, а через 50 лет это имение уже превратилось в крупного поставщика переработанных фруктов. Там производили не только сырье для кондитерских фабрик — патоку, яблочное пюре, грушевое тесто, карамельную начинку, но и готовую продукцию — пастилу, фруктовые консервы. Территория, где продавался товар, изготовленный в дворянской усадьбе, была огромна: вплоть до Москвы и Петербурга.

Российские наградные медали за успехи в области сельского хозяйства.

В других усадьбах использовались навыки крестьян, занятых кустарным производством, ткачеством, плетением. Так возникли небольшие производства, не связанные напрямую с сельским хозяйством. Например, в пригороде Москвы, в имении Знаменское-Садки, в конце XIX века супруга владельца княжна М. В. Щербатова организовала производство, «успешно работавшее — отличные домашние сукна, напоминавшие кавказские или английские материи».

Рабочий на кирпичном заводе. Фото начала XIX в.

Народные промысли с годами стали ориентироваться не только на село, но и на городские вкусы. Так стало популярно кружевоплетение «по столичной моде» в усадьбе Вазёрки княгини Шаховской в Псковской губернии. В деревне, что примыкала к усадьбе Середниково, принадлежавшей Столыпиным, появляются мастерские, где велось обучение будущих столяров высочайшей квалификации — краснодеревщиков.

Аппараты для пивоварения и винокурени на Всероссийской художественно-промышленной выставки в Москве в 1882 г.

На рубеже веков в России было примерно 100 тысяч поместий и около 500 тысяч помещиков. И, несмотря на то, что дворянство в Российской империи в разные годы составляло от одного до двух процентов населения, а среднее дворянство — половину от этой цифры, его влияние на все стороны жизни страны и все слои населения было огромным. Конечно, поместное дворянство оказывало влияние на искусство, архитектуру, садово-парковую моду. Но и пример развития сельского хозяйства, машиностроения и иных производств был значимым для всех сословий. Честная, простая и прекрасная жизнь в трудах и красоте, на своей земле, веками принадлежавшей предкам не могла не вдохновлять. Многие поместные дворяне подписались бы под словами известного географа, статистика и общественного деятеля П. П. Семенова-Тян-Шанского, сказанные им о его имении Урусово в Рязанской губернии: «Усадьба наша была культурным центром для целой местности».

Поделиться: