Автор: Вадим Разумов
Ореанда. От Штакеншнейдера к Гинзбургу
Открывая Отечество
19.10.17 / 07:07

В нескольких километрах от Ялты расположен живописный поселок с романтическим названием Ореанда. Судьба этого места складывалась переменчиво: долгое время Ореанда была роскошной императорской резиденцией, затем – скромным миром уединенного великокняжеского отдыха, а спустя годы – престижным советским санаторием. И только сейчас, в наше время, уникальные фрагменты исторической мозаики Ореанды постепенно начали складываться в единую картину. На этом полотне тесно переплетены истории, века и судьбы: здесь фигурируют имена членов Российской императорской семьи, выдающихся советских архитекторов, писателей Антона Чехова и Марка Твена, художника Ивана Айвазовского и многих талантливых фотографов рубежа веков. Что же находится в Ореанде сейчас и как развивалась история этого удивительного места на протяжении нескольких веков?

Современная Ореанда относится к категории поселков городского типа. Этот населенный пункт находится всего в 5 километрах от Ялты – одного из самых востребованных курортов Крыма. С давних времен данная местность привлекала внимание путников своей исключительной живописностью. Расположенная на скалистом берегу Черного моря и окруженная горами, она словно была изначально создана для отдыха, поиска вдохновения и творческого уединения.

Вид на Ореанду.

В начале XIX столетия Оренаду, которая в то время находилась во владении графа Потоцкого, посетил российский император Александр I. Император весьма живо и образно охарактеризовал их: «Здесь природа и картины ее совершенно оригинальные, и я не знаю, есть ли живописное место, которое бы так привлекало дикостью своею, как это: грозные виды, удивляющие вас странною игрою природы, встречаются в Альпах, на Кавказе, на Севере и Юге, но там вы удивляетесь грозной дикости, здесь, напротив, прельщаетесь ею, и какое-то тихое, отрадное спокойствие льется на душу вашу».

Вид на Ореанду.

Император принял решение о строительстве в Ореанде собственной резиденции. Здесь, вдали от столицы, он планировал отдыхать от насущных забот и государственных дел. Кроме того, супруга Александра I, императрица Елизавета Алексеевна, обладала слабым здоровьем, ей было жизненно необходимо на время суровой российской зимы уезжать в места с теплым климатом. Императорская чета хотела обустроить в Ореанде дворец и красивый парк. Но, к сожалению, Александр I и его супруга так и не смогли воплотить свои замыслы в жизнь. Вскоре император трагически скончался, и Ореанда перешла в собственность к его брату, Николаю I.

Крымский пейзаж. Ореанда. Дом, в котором останавливался Александр I в 1825 году. Н.Г. Чернецов, 1834 год.

Новый российский император вместе с супругой Александрой Фёдоровной посетил Ореанду в 1837 году. Монаршая чета захотела возвести здесь дворец в стиле римских вилл и окружить его живописным садом с различными малыми архитектурными формами. Как и Александр I, Николай Павлович Романов был поражен красотой здешних мест. Один из приближенных императора, С.В. Сафонов, так описывал этот визит: «Его Императорское Величество остался чрезвычайно доволен всем, им найденным в Крыму, и выразил это в рескрипте, данном на имя достойного правителя Новороссийского края, графа Воронцова». Александра Фёдоровна оставалась в Алупке до 30 сентября. В один из погожих дней – 27 сентября – «Ея Императорское Величество изволила долго прогуливаться верхом и посетила принадлежавшую ей Ореанду. Воздух был тепел, море было тихо и покойно».

Портрет императрицы Александры Фёдоровны. А. Малюков, 1836 год.

30 сентября, покидая Южный берег Крыма, императрица снова посетила Ореанду. Она и великая княжна Мария Николаевна «изволили поехать верхом на довольно возвышенное место, откуда видны вся Ореанда, Ялтинская долина и весь берег между мысом Ай-Тодор и горою Аю-Даг. Эта скала составлена из многих отдельных скал и покрыта можжевеловыми деревьями. Среди этих скал Ея Императорское Величество изволила собственноручно посадить лавровое дерево и потом долго работала с великой княжной, графом и графинею Воронцовыми, засыпая дерево землею».

Усадьба в Ореанде. Литография Ф. Гросса, 1840-е годы.

Согласно очеркам, уже в 1838 году в Ореанде было построено «два прелестных домика» для отдыха и созерцания окрестностей, а также был разбит парк, планировка которого подчеркивала естественную красоту здешней природы. Однако уже в это время Александра Фёдоровна занялась поиском архитектора для возведения в Ореанде Большого императорского дворца. Создание ответственного проекта императрица доверила немецкому зодчему Карлу Фридриху Шинкелю. Его проект вызвал восхищение у всех представителей царской семьи, однако его признали излишне дорогим и приняли решение составить другой план будущего дворца, который своими масштабами уступал бы задумке Шинкеля.

Портрет Карла Шинкеля. Франц Крюгер, 1838 год.

Новый план дворца разработал великий русский архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер. Контроль над строительством императорской резиденции был возложен на Михаила Семёновича Воронцова – видного государственного деятеля, губернатора Новороссии. А само сооружение дворца доверили одесскому архитектору Комбиоджио и английскому архитектору Вильяму Гунту, руководившему строительством Воронцовского дворца в Алупке.

Проект Карла Шинкеля поражал своим великолепием: на одной из скал архитектор предполагал возвести величественное здание, внешне напоминающее дворцы древней Эллады.

 

Внутренние помещения должны были быть отделаны в стиле помпейских вилл. Богатейшая роспись стен, мозаика, инкрустации пластинами из местных полудрагоценных камней, скульптуры из различных видов мрамора в атриуме и галереях, фонтаны, тропическая и субтропическая зелень двориков по замыслу зодчего должны были подчеркивать необычность и роскошь императорской резиденции.

Строительство дворца в Ореанде было завершено в 1852 году. Он стал первой крупной императорской резиденцией на территории Южного берега Крыма. Многие историки и искусствоведы называют Ореандский дворец одним из самых красивых произведений архитектора Штакеншнейдера, что могли бы подтвердить многие современники императорской четы, которые имели возможность любоваться дворцом воочию. Придворные называли это масштабное сооружение «волшебным замком». На фоне суровых скал и дикой красоты местной природы он выглядел светлым и изящным, почти воздушным.

Дворец был построен из камня и нескольких видов мрамора. Выдержанный в стиле Итальянского Ренессанса, он отличался строгостью пропорций, четким ритмом колонн, пилястр, оконных проемов, поэтажных членений. Портики, украшенные кариатидами, большое количество акротериев, декоративных ваз, пышных капителей коринфского ордера и карнизы «самой лучшей отделки с литыми украшениями» придавали дворцу нарядность и праздничность. В середине величественного строения находился внутренний дворик с фонтаном и бассейном, выполненный в помпейском стиле. Здесь любили проводить время и хозяева дворца, и многочисленные придворные.

Фасад дворца в Ореанде. Рисунок А.Н. Штакеншнейдера.

Не менее красивыми и изысканными были интерьеры дворца. Многочисленные комнаты: парадные, личные и служебные – были богато декорированы лучшими материалами. Внутренние помещения дворца были оформлены в стиле эклектики: здесь искусно переплетались мебель в стиле Людовика XVI, элементы рококо и классицизм.

Панорамный вид на дворец в Ореанде с севера. Фото 1870-х годов.

Существенные изменения были внесены и в планировку Ореандского парка, который был на несколько десятилетий старше дворца. В общее решение парка включались и небольшие дополнения в оформлении скал: одна из них была увенчана великолепной белоколонной ротондой, которая как бы царила над окружающими пейзажами, придавая им ноты торжественности и величия. Общий замысел устройства парка, предполагавший раскрытие естественной красоты крымских пейзажей, после строительства дворца получил свое продолжение и дальнейшее развитие.

Панорамный вид на дворец в Ореанде с юга Фото 1870-х годов.

После смерти Николая I Ореандское имение перешло в собственность его сына Константина Николаевича. Великий князь очень любил здешние места и свою резиденцию под Ялтой. Живописная природа, раскинувшаяся вокруг, придавала ему сил и служила источником для вдохновения. Однако в 1882 году произошел несчастный случай, который навсегда изменил облик и историю Ореанды. Роскошный дворец охватил огонь, полностью уничтоживший эту уникальную постройку. Причина пожара достоверно установлена не была. Но современники и некоторые специалисты утверждали, что возгорание произошло из-за неосторожного обращения детей обслуживающего персонала дворца с папиросами.

Развалины дворца в Ореанде. Фото 1880-х годов.

Великий князь Константин Николаевич тяжело переживал потерю любимой резиденции. Однако, будучи человеком сильным и добрым, он принял благородное решение о дальнейшей судьбе Ореанды.

«От Матушки я получил прекрасный дворец, его более нет, восстанавливать его я никогда не буду в состоянии. Пусть же из остатков его созиждется храм Божий», – объявил Константин Николаевич.

Великий князь Константин Николаевич. Гравюра 1865 года.

Великий князь исполнил свое обещание. В качестве места жительства он выбрал небольшой домик, расположенный на дворцовой территории. А вскоре Константин Николаевич определил место для строительства будущего храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Он пожелал, чтобы будущая церковь была возведена в грузино-византийском стиле, который, по его мнению, сочетался с особенностями местных ландшафтов и духом самой Ореанды. Проект строительства будущего храма разработал известный русский архитектор Алексей Авдеев.

Для строительства храма великий князь распорядился использовать камни, из которых был сложен сгоревший Ореандский дворец. Константин Николаевич сам наблюдал за строительством новой церкви и регулярно распоряжался проводить фотофиксацию этого процесса, благодаря чему мы, спустя более века, можем в мельчайших подробностях рассмотреть фотографии, изображающие основные этапы строительства храма.

В 1992 году храм вернули людям. Прихожане привели храм в порядок, и к празднику Святой Троицы, впервые за 70 лет, в нем отслужили Божественную литургию.

Проект строящегося храма не предполагал сооружения колокольни, поэтому заказчиком и архитекторами было принято решение о возведении звонницы на одном из старинных дубов, растущих рядом с Покровской церковью.

Торжественное освящение храма состоялось в 1885 году. Константин Николаевич так отзывался о новом храме: «Я должен сознаться, что церковь вполне меня восхищает и пропорциональностью всех своих форм, всего своего ансамбля. Стиль выдержан превосходно, и она делает впечатление, можно сказать, архаическое – изящной и благородной простотой... Главная красота церкви, по-моему, заключается в действительном согласии и благородстве всех линий. Я совершенно ею восхищен, и все, которые до сих пор ее видели, разделяют мое мнение...».

Эта прекрасная культовая постройка вошла в историю русской литературы. Здесь герои рассказа Антона Чехова «Дама с собачкой» – Гуров и Анна Сергеевна – размышляли о вечности и о жизни. «В Ореанде сидели на скамье, недалеко от церкви, смотрели вниз на море и молчали...». Кроме того, в разные годы в Оренаде побывали многие писатели и художники, включая Марка Твена, Льва Толстого и Ивана Айвазовского, запечатлевшего красоты местных видов на своих полотнах.

Мозаичная икона «Воскресение Христово».

Покровский храм поражал современников богатством своей отделки и рядом уникальных особенностей. Так, купол Покровской церкви украшает очень редкое в иконографии изображение юного Спасителя без бороды. Другой примечательной особенностью храма стало использование мозаики в убранстве его интерьеров. Великого князя восхищало искусство мозаики. Некоторые исследователи подчеркивают, что Покровский храм стал прекрасным примером подлинного возрождения этого старинного искусства.

Примечательно, что именно мозаичные изображения святых спасли храм в Ореанде после революции. Советские власти решили сохранить его, чтобы демонстрировать туристам и учащимся школ редкий по красоте пример мозаичного искусства.

Храм неоднократно пытались уничтожить, однако благодаря заступничеству небезразличных граждан и научного сообщества этот прекрасный образец архитектуры дошел до наших дней. Его возрождение началось в начале 1990-х годов. Постепенно Покровской церкви вернули ее прежний облик. Сейчас храм является центром духовной жизни Ореанды и одной из главных достопримечательностей окрестностей Ялты.

К сожалению, большинство мозаик Покровской церкви в Ореанде не сохранилось до наших дней. Почти полностью уничтожены образ Покрова Богородицы и еще девять икон. Чудом сохранились купольное изображение Спаса и изображения восьми апостолов, восьми ангелов и четырех евангелистов, расположенные в куполе и парусах храма, византийский орнамент и два панно: «Рождество» и «Воскресение Христово», – украшающие западную стену.

В советские годы Ореанда, от императорского наследия которой остались только храм, «адмиральский домик», ротонда и парк, превратилась в элитный курорт. Архитектор Моисей Гинзбург создал проект санатория в стиле конструктивизма, который должен был разместиться на месте бывшего дворца. Возведение санатория в Ореанде началось в 1948 году, спустя несколько лет после смерти советского архитектора.

Сейчас невозможно идентифицировать лики части святых, изображенных на стенах трапезной.

Санаторий, получивший название «Нижняя Ореанда», был выполнен в стиле конструктивизма, однако некоторые его формы удивительным образом повторяли элементы императорского дворца, сгоревшего до революции. Например, проект нового санатория также предполагал наличие внутреннего дворика. Главный корпус санатория представляет собой квадрат с внутренним двориком, окруженном увитой вьющимися растениями двухэтажной галереей с фонтаном в центре.

В настоящее время существенным визуальным диссонансом, имеющимся на территории санатория, являются недостроенные новые корпуса. Но, даже несмотря на это, Ореандой всерьез начали интересоваться и историки, и многочисленные туристы. Жители и гости Крыма стараются оберегать это место и развивать вокруг него культурно-туристическую инфраструктуру, тщательно храня основные вехи в истории прекрасной Ореанды.

Поделиться: