Автор: Нина Катаева
Усыновленный Крымом…
Открывая Отечество
03.09.16 / 08:08
Вот уже более века в центре Коктебеля в Крыму возвышается Дом-музей Максимилиана Волошина. Поэта, который избрал мир крымских гор и степей своим жилищем и основал в Коктебеле в начале XX века негласный Дом творчества писателей. Имена первых посетителей этого дома известны всему миру – Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Михаил Булгаков, Николай Гумилев. Сколько эпох прошелестело мимо этого дома и как похожи были они порой друг на друга. Рассказать о «временах» мы попросили заведующую научно-экспозиционным отделом Татьяну Свидову, работающую в музее более 30 лет.
Дом музей Волошина. Коктебель
Дом музей Волошина. Коктебель

- Татьяна Михайловна, вы работали здесь в советское время, пережили украинский период и вот уже два года Крым находится под юрисдикцией России – что было характерным для каждого периода?

- Называю эти эпохи «тремя этапами освободительного движения». В советские времена мы выросли, привыкли к очередям, дефициту, анекдотам о Чапаеве и Брежневе, нам не с чем было сравнить преимущества и недостатки социалистической системы. Музею Волошина еще с тех времен обещают передать дом Пра – матери поэта Елены Оттобальдовны, он по соседству с нашим музеем. Правда, «при Украине» и обещать перестали, сказали, что мать Волошина никогда тут не жила, и Дом принадлежит Союзу украинских письменников. Перестроив в гостиницу, сдали его в аренду, хорошо, что не на 40 лет. А сейчас нас вновь обнадеживают, что вернут дом Пра, с территориями, изначально принадлежавшими Волошину.

Сотрудники музея много лет добивались того, чтобы очистить набережную, в особенности площадь перед музеем, от всякого рода торгашей и разрешить там «точки» лишь художникам, ювелирам, продавцам книг. Помогли нам участники Волошинского поэтического фестиваля и Художественного пленэра. По набережной можно было спокойно пройти. А когда перешли в правовое поле России, началась чехарда со сменой глав Коктебельского поссовета, и рычаги управления были утеряны. Вновь появилась куча торговых «точек». Перед домом Волошина красуются «специалисты» по татуировкам и косичкам, фотографы с экзотическими животными. Правда, к концу сезона обещают снести торговые центры и кафе, построенные против правил.

Понимаю, что два года малый срок, проблем в Крыму много, но мы очень надеемся на сильную власть, заинтересованную в развитии Коктебеля и Феодосии. При этом, считаю, надо пытаться что-то сделать и своими силами. А для этого надо любить свою землю и понимать мировое значение этого Дома для всех слоев русской интеллигенции. Волошин, вернувшись в Крым из Европы, писал: «Ни от кого не спасаюсь, никуда не эмигрирую – и все волны гражданской войны и смены правительств проходят над моей головой». Ничего не изменилось с тех пор, история действительно идет по спирали. Мы прожили 100 лет после 1917-го года, и дай нам Бог успешно пережить эту дату.

- Уровень интенсивности культурной жизни не изменился с переходом под юрисдикцию России?

- Стали приходить совсем другие посетители. Люди знают творчество Волошина, не говоря о его блистательном окружении. Такие экскурсанты и раньше приезжали с Украины, но мы всех их знали наперечет, а для основного потока Дом и имя поэта мало что значили. Теперь же все, кто приезжает в Коктебель, стараются посетить Дом Волошина.

- Ваш музей считается крупным культурным центром в Юго-Восточном Крыму, какие мероприятия важнейшие?

- Весной 2017 года у нас в 20-й раз пройдут традиционные Волошинские чтения. И если раньше на научно-практическую конференцию приезжали, в основном, литераторы, то сейчас бывают философы, искусствоведы и театральные деятели из разных стран мира. В 2004 году мы проводили большую антропософскую конференцию, на которую приезжали специалисты из Швейцарии, Германии и Голландии. Проводил ее секретарь Международного антропософского общества, внук знаменитого композитора - Сергей Прокофьев, долгое время друживший с вдовой поэта Марией Степановной Волошиной.

Зарубежные специалисты приезжают и на чтения, и на Международный симпозиум «Волошинский сентябрь». Это еще одно мероприятие международного масштаба. На нем бывает до сотни человек из двух-трех десятков стран, вплоть до Австралии и Африки. Поэты, переводчики, театральные деятели и художники проводят мастер-классы, конкурсы. Лауреатов определяют в разных номинациях - за вклад в культуру, за лучшую поэтическую книгу о Коктебеле, о Крыме. Проводятся турниры поэтов, поэтические и прозаические конкурсы. В жюри входят известные поэты - Юрий Кублановский, Евгений Рейн.

Лауреатами становились и иностранцы – итальянец Роберто Месина и поляк Кшиштоф Шатравски - переводчики стихов Волошина на итальянский и польский языки, а также мексиканка Сельма Ансира Берни - переводчица прозы Цветаевой «Живое о живом» на испанский. В рамках симпозиума проводим художественные пленэры. Координируют работу симпозиума заместитель директора по научной работе заповедника "Киммерия М.А. Волошина" Наталия Мирошниченко и поэт, сотрудник Музея Булгакова в Москве Андрей Коровин.

На джазовых фестивалях слушателей знакомят, как с классикой джаза, так и с современным джазовым искусством. Широко известен Koktebel Jazz Party, основатель которого Дмитрий Киселев стремится привлечь людей с творческим потенциалом. Сцену поначалу устанавливали на площади перед музеем, позднее перенесли в сторону Дома основателя коктебельского поселка Эдуарда Юнге. В музее осталась сцена для камерных выступлений.

- В жизни порой случается так, что фигуры кумиров на время уходят в тень, не замечалось ли подобное в отношении Максимилиана Волошина?

- Что вы, наоборот: когда проводился референдум, и в соцсетях шла своеобразная гражданская война, обе стороны цитировали Волошина. А когда шла Гражданская война 1918-1920 годов, сам Волошин писал, что предметом его особой гордости было то, что его стихи «были созвучны обеим враждующим сторонам». Их публиковали и красные, и белые, считая, что поэт выражает суть именно их идеи. И сегодня украинские и пророссийские оппоненты цитируют: «А я стою один меж них\ В ревущем пламени и дыме\, И всеми силами моими\ Молюсь за тех и за других». Что тут скажешь, и это притом, что Волошин никогда не был поэтом для масс.

Коктебель-Москва
Нина Катаева

Прямая речь.

Кира Иванова, бывший сотрудник музея Волошина, экскурсовод:

«В этом году Дому творчества писателей, в советские времена принадлежавшего Литфонду СССР, исполнилось бы 85 лет. Только самого Дома творчества нет, его уничтожили при Украине. Не стало и уникального парка, начало которому положила Елена Оттобальдовна Волошина. Этот парк был известен всей русской, а потом советской интеллигенции, приезжавшей отдыхать в Коктебель. Здесь еще помнят прогуливающихся по парку известных советских писателей, Сергея Герасимова и Тамару Макарову, Шукшина, игравшего на гармошке, а Никиту Михалкова – в теннис, Задорнова, сидящего на скамейке. Какой там «оазис культуры», старые деревья вырубили, территорию поделили и распродали, корпуса сдали в аренду. Восстановить все это невозможно.

Тем большую озабоченность вызывает у меня судьба еще более старого парка и дома Эдуарда Андреевича Юнге, основателя коктебельского поселка. Сейчас парк в запустении, а когда-то в нем был детский лагерь Военно-морского флота СССР. Кому он достанется теперь, неизвестно, и это одно из последних коктебельских мест, не тронутых «цивилизацией застроек».

Татьяна Свидова:

«Есть еще красивейшая Тихая бухта, «киммерийские» пейзажи которой вы видели на акварелях Волошина в музее. Ее тоже хотят застроить ресторанами и кафе, и посещение сделать платным. Общественники борются, желая сохранить это дикое место, которое привлекает всеобщее внимание, но пока вопрос открыт. Хотя здравый смысл вопиет – «Оставьте природную жемчужину в первозданном виде, застраивайте другие места!..». И как тут не вспомнить Ай-Петри – гора уже прогибается от построек».

Важной переменой к лучшему стало то, что Планерная гора с окрестностями, где ведутся раскопки скифских поселений, объявлена заповедной зоной. Как и Белая скала в Белогорском районе, памятник природы республиканского значения. Строить что-либо в этих зонах с текущего года запрещено, и это важное завоевание. Как и то, что территория Карадагского заповедника передана наконец в федеральное ведение.

Поделиться: