Архив русской цивилизации
Свод памятников
12.02.16 / 16:04
Современная тяжелая артиллерия и бомбардировщики мгновенно превращают в пыль то, что создавалось веками. А раз стало так легко все это потерять, то выросло и стремление позаботиться об этом, сохранить, изучить, описать.
Церковь Ильи и Надежды, 2-я четв. 19 в. Жемчужниково. Тульская обл. Фот. Е. Шорбан, 2013
Церковь Ильи и Надежды, 2-я четв. 19 в. Жемчужниково. Тульская обл. Фот. Е. Шорбан, 2013

Часто говорят: «Раньше строили на века!» Это в целом справедливо – да, хорошо строили. Но вот беда – человек совершенствует не только свои созидательные способности и навыки, но и разрушительные. Причем технологии разрушения, увы, опережают технологии созидания. Потому что, как говорится, «ломать – не строить». Так было, конечно, всегда, но в последнее время разница в эффективности созидания и разрушения стала уже слишком большой, трагически большой. Современная тяжелая артиллерия и бомбардировщики мгновенно превращают в пыль то, что создавалось веками. Да, раньше хорошо строили, «на века», но что с того? – разрушать-то мы научились намного лучше и в считанные секунды...

Две мировые войны ХХ-го века, особенно Вторая, оставили в руинах тысячи европейских городов и сел, огромное количество произведений архитектурного искусства исчезли с лица земли за очень короткий по историческим меркам срок. Если хрупкость человеческой жизни была ясна во все времена, то теперь оказалось, что даже замок-крепость или массивный храм уничтожить стало почти столь же просто – пара мощных бомб, и их нет. А раз стало так легко все это потерять, то выросло и стремление позаботиться об этом, сохранить, изучить, описать. Если не удастся сохранить физически, то хотя бы сохранить в культурной памяти. Появилось также желание более или менее полно разобраться в том, а что же мы имеем, что нам досталось от прошлых поколений, т.е. возникло ощущение необходимости своего рода инвентаризации всех материально-культурных ценностей в национальных масштабах. Такая работа с середины ХХ-го века (в ряде случаев даже с конца XIX-го) стала вестись во многих европейских странах, не могла она не начаться и в России, в которой эти ценности массово пострадали не только в ходе войн, но и уничтожались по идеологическим причинам.

Медведки Сусанинский р.- ус. С.А. Бартенева. Главный дом, 1-я четв. 19 в. ф. Рудченко 2006

Медведки Сусанинский р.- ус. С.А. Бартенева. Главный дом, 1-я четв. 19 в. ф. Рудченко 2006

Еще в 1966 году замечательные ученые-искусствоведы и организаторы науки, доктора наук Иван Васильевич Маковецкий и Олег Александрович Швидковский выступили с инициативой создания «Свода памятников», единой централизованной научно-энциклопедической базы данных всего историко-культурного достояния страны. Когда речь идет о масштабах России, то очевидно, что это колоссальная работа на много лет. Но, как мы увидим ниже, даже лучшие специалисты вначале далеко не полностью представляли себе, насколько грандиозен ее объем на самом деле.

Довольно скоро идея Маковецкого и Швидковского начала претворяться в жизнь – в 1967 году она была официально поддержана Совмином РСФСР, утвердившим государственную программу «Свода», а основными исполнителями стали Министерство Культуры и Академия Наук.

В первые годы перед «Сводом» стоял очень широкий спектр задач, даже чересчур широкий – он должен был объединить архитектуру, историю и археологию. Поэтому к работе над «Сводом» были подключены сразу несколько научных учреждений: Институт археологии, Институт истории и Институт истории искусств (ныне – Институт искусствознания), в котором и был создан сектор «Свода памятников архитектуры и монументального искусства России».

Церковь Благовещения села Коленцы 1752-55. Ряз. обл. Фот. А. Яковлев

Церковь Благовещения села Коленцы 1752-55. Ряз. обл. Фот. А. Яковлев

Были выработаны и сформулированы основные принципы научного описания архитектурных объектов, написаны методические указания и т.д. С конца 1960-х годов началось экспедиционное выявление памятников и составление на них «Паспортов» по специальной форме. В регионах эту работу выполняли десятки волонтеров – краеведы, учителя, студенты. Некоторые области – например, Калининская (нынешняя Тверская) – обследовались наиболее квалифицированными специалистами – московскими искусствоведами и архитекторами-реставраторами.

Все паспорта (а их за 1970-е – 80-е годы было сделано более ста тысяч) проверялись и корректировались в секторе «Свода», научный архив которого стал наполняться описаниями, планами, обмерами, фотографиями, а также данными из архивных и литературных источников. Параллельно сотрудники сектора выезжали в экспедиции по регионам, выбранным для публикации первых томов «Свода», выявляя десятки и даже сотни «пропущенных» памятников и уточняя несовершенные материалы паспортов.

В постсоветское время процесс паспортизации на местах начал ослабевать и к сегодняшнему дню практически прекратился. Вся работа легла на плечи немногочисленных сотрудников «Свода», и на подробное обследование территории перед выпуском фундаментального издания по каждой области среднего размера (такой, как Рязанская или Калужская) уходит примерно десять лет.

Церковь Введения, 1912-14. села Пёт. Рязанская область. Фот. А. Яковлев

Церковь Введения, 1912-14. села Пёт. Рязанская область. Фот. А. Яковлев

Согласно первоначальному плану, глобальная перепись культурно-исторического наследия должна была занять двадцать лет, а ее результатом должно было стать издание по каждой области отдельного тома объемом примерно 25 печатных листов. Реальная работа внесла поправки в эти планы. Во-первых, историческое, археологическое и архитектурно-монументальное направления пришлось разделить; очень разные объекты и методики исследования объединять в единый проект оказалось неэффективным решением. Во-вторых, выяснилось, что оценку масштаба работы по одному архитектурному направлению следует увеличить от 3 до 30 раз! Оказалось, что мы все-таки невероятно богаты памятниками архитектуры, достойными фиксации в «Своде», несмотря на разрушительные вихри революции и войны, в которых погибло как минимум три четверти храмов и усадеб и две трети городской застройки. Например, одна только Тверская область требует десяти(!)томного описания (при том, что сами тома вдвое-втрое больше – 60–80 печатных листов).

При всей необъятности задачи, в секторе «Свода памятников» всегда работало очень немного исследователей: начиналось всё с пяти человек, в 1980-е – 2000-е годы их было примерно двадцать, а сегодня «Свод» насчитывает всего около десяти штатных сотрудников. По меркам аналогичных европейских «Регистров» или «Инвентарей» это очень мало, учитывая еще и особые масштабы нашей Родины. Достойно удивления и уважения то, какой объем исследовательской и издательской работы удается выполнять небольшому коллективу «Свода» при очень скромных ресурсах и техническом обеспечении.

Дом промышленника Шорина, нач. 20 в. Г. Гороховец, Владимир. обл. Фот. А. Гриц

Дом промышленника Шорина, нач. 20 в. Г. Гороховец, Владимир. обл. Фот. А. Гриц

Начиная с 1998 года уже выпущены тома по Брянской и Смоленской областям, трехтомник по Ивановской области, первые несколько томов многотомных описаний Тверской (4 из 10), Владимирской (2 из 6) и Рязанской (1 из 5) областей, а также серии сопутствующих сборников и каталогов (наиболее значительный – 14-томный каталог по Костромской области) и ряд отдельных изданий. Материал по еще нескольким областям (Калужской, Костромской) уже в целом собран и готовится к изданию. Начатое в 2000-е годы обследование больших и сложных Архангельской и Вологодской областей из-за отсутствия финансирования приостановлено. Правда, что отрадно, в некоторых регионах (например, в Нижегородской и Кировской областях) силами местных специалистов начали выпускать сходные по структуре многотомные каталоги. А по скольким регионам работа еще по сути даже не начиналась!

«Свод» работает в максимально возможном для такого скрупулезного и качественного научного труда темпе. Но силами столь немногих ученых (а еще надо учесть, что экспедиции по сельским территориям в большинстве случаев возможны только в теплое время года) работа неизбежно будет вестись еще много десятилетий. Однако, время в этом деле становится все более непозволительной роскошью. Памятники архитектуры гибнут не только в войнах и революциях, но и в мирное время; причем в последние годы это происходит в масштабах, не настолько уж меньших...

Церковь Рождества Богородицы села Перевлес 1824-39 Фот. А. Яковлев

Церковь Рождества Богородицы села Перевлес 1824-39 Фот. А. Яковлев

Это случается иногда даже в столице, относительно благополучной в плане контроля, как со стороны властей, так и со стороны общественности, а в провинциальных городах и в сельской глубинке (которая попросту «вымирает») – гораздо чаще и практически не поддается учету. Ведь множества памятников с формальной точки зрения просто «не существует», они нигде не зарегистрированы и не описаны. В каждой своей экспедиции работники «Свода» делают целый ряд настоящих открытий, впервые описывая и занося в каталог памятники архитектуры, многие из которых достойны стать жемчужинами туристических маршрутов мирового уровня, а не пребывать в руинированном состоянии и постепенно исчезать.

«Свод» нуждается не только в людях и ресурсах, но и в популяризации своей деятельности, привлечении внимания к ней широкой общественности и всяческом стимулировании подобной работы на местах, потому что, если в некоторых регионах «Свод» находит более или менее основательную базу по своей теме, то в других ее практически нет, все приходится начинать буквально с нуля.

Церковь Успения села Боровенск. 1752-66. Калуж. обл. Фот. Е. Шорбан

Церковь Успения села Боровенск. 1752-66. Калуж. обл. Фот. Е. Шорбан

С этой целью с 2004 года проводятся ежегодные фотовыставки «Свода» – «Неизвестная провинция» в Москве, а также в разных городах: Рязани, Калуге, Твери, Кашине, Калязине, Боровске, Кимрах Дубне, Кондрово. Наверное, ни один человек, побывавший на такой выставке, не остался равнодушным, а для некоторых людей они стали толчком к самостоятельному изучению местных памятников истории и архитектуры.

Сможем ли мы сохранить хотя бы то, что еще можно сохранить из нашего удивительно богатого культурного наследия, или оно продолжит бесследно исчезать, даже не в трагических катаклизмах, а в результате торопливой и бездумной «строительной лихорадки» или простого небрежения – один из вопросов общенациональной важности. Журнал и интернет-портал «Россiя. Наследие» стремится внести посильный вклад в создание общественного резонанса вокруг этой темы, поэтому с первого же номера мы начинаем серию публикаций о «Своде памятников архитектуры и монументального искусства России», о его проблемах и достижениях, потерях и открытиях. О грандиозном проекте, значение которого невозможно переоценить.

Поделиться: