Статью подготовил к публикации Кирилл Коваль
Портрет Матрёны Кочубей
Запасники
28.09.16 / 01:01
В июле 2016 года в Зубовском флигеле Екатерининского дворца открылась выставка «Особняк Кочубеев. «Дворянское гнездо» в Царском Селе», на которой впервые были представлены предметы убранства из особняка Кочубеев. Музей впервые обратился к этой теме, раскрывающей «второй план» императорской резиденции - жизнь ближнего окружения ее венценосных владельцев. Экспозицию составили более 100 предметов - характерные образцы живописи, бронзы, мебели, фарфора, скульптуры, дающие представление о повседневной жизни и быте, об ушедшей и неповторимой атмосфере «дворянских гнезд». Однако если история жизни и быта обитателей особняка, хозяева которого оставили столь заметный след, достаточно ясна и изучена, то совершенно иначе выглядит история с изображением - портретом одной из самых ярких представителей этой фамилии - Матрёны Кочубей, послужившей прототипом для создания образа Марии в поэме А.С.Пушкина «Полтава». Этой загадке, связанной с портретом прототипа пушкинской героини уже не один десяток лет. Сегодня мы обращаемся к этой теме и публикуем статью Александра Сергеевича Трофимова, русского художника, искусствоведа, посвятившего свою жизнь изучению и сохранению памятников истории и культуры, написанную автором еще в начале 1990-х и посвященную его версии истории портрета.
Предполагаемый портрет Матрёны Васильевны Кочубей
Предполагаемый портрет Матрёны Васильевны Кочубей

У меня никогда не возникало сомнений в том, что эта красавица со старинного портрета – и есть Матрена Кочубей, дочь генерального судьи Малороссии Василия Леонтьевича Кочубея (1640-1708). Именно она стала прототипом Марии в знаменитой «Полтаве» А.С.Пушкина. Возможно, поэт сознательно изменил ее настоящее имя, либо по причине его неблагозвучности, либо потому, что художественное произведение может содержать и допускать определенную долю вымысла.

Усадьба Кочубеев в Диканьке в первой половине XIX в.

О портрете известно немного, и то благодаря исследованию моего отца Сергея Алексеевича Трофимова, занимавшегося сбором иконографического материала фамилии Кочубей. Он побывал во многих музеях Украины и везде, где жили потомки этой семьи. В 60-х годах, осматривая музей в Полтаве, обнаружил фотографию, снятую с парадного портрета Матрёны, который, как выяснилось, был написан неизвестным художником в 1706 году.

Имение князя Кочубея в Диканьке. Интерьеры дворца. Уголок кабинета княгини. Фото начала XIX в.

Мой отец сделал фотографию с фотографии портрета и по совету научных сотрудников отправился к дальней родственнице Кочубеев, проживающей в городе, и каким-то чудом уцелевшей после пронесшегося урагана истории. Она действительно оказалась родственницей последних владельцев Диканьки. Несмотря на преклонный возраст, ее память цепко хранила все, что было связано с преданиями их семьи. По ее словам, последние представители семьи Кочубеев участвовали в белом движении и, вскоре после революции, вместе с добровольческой армией покинули пределы Родины, увезя с собой ценные реликвии, в числе которых был и портрет Матрёны Кочубей.

Граф Виктор Павлович Кочубей. Портрет работы П.Ф. Соколова, 1834 г.

Трудно сейчас сказать, какими материалами пользовался Пушкин, создавая поэму «Полтава». Возможно, ими стали довольно полная история Малороссии Д.И. Бантыш-Каменского, материалы архива Министерства иностранных дел, письма и документы, находившиеся у частных лиц, в семейных архивах и монастырских библиотеках. Перечитывая поэму, убеждаешься в том, что он глубоко изучал исторические материалы и предания рода Кочубеев.

Великий гетман казаков Иоганн Мазеппа. Гравюра начала XVIII в.

В 1822 году, направляясь в Киев из Кишинева, где поэт служил в канцелярии генерал-губернатора Малороссии И.И. Инзова, он посетил имение Раевских Каменку, а спустя некоторое время – Диканьку, влекомый воспоминаниями о первой любви к графине Наталье Викторовне Кочубей, возникшей еще в лицейские годы. Ей он посвятил одно из первых своих стихотворений «Измены». Однако, посвящение поэмы, написанной в 1828 году, с последней строкой «одна любовь души моей», связано с Марией Волконской- дочерью генерала Н.Н.Раевского, которая последовала за своим мужем-декабристом в холодную и пустынную Сибирь.

Имение Диканька принадлежало отцу Натальи, графу Виктору Павловичу Кочубею. Можно предположить, что именно здесь, в домашней картинной галерее поэт увидел замечательный портрет Матрёны Кочубей. «Вокруг высокого чела, как тучи локоны чернеют, звездой блестят ее глаза».

Портрет гетмана Мазепы. Неизвестный художник конца XVIII в.

Стоит ли говорить о том, что и я, увидев Матрену, даже на фотографии плохого качества, был восхищен ее красотой, и решил найти ее портрет. Достал старые выпуски журнала «Столица и усадьба», изданные еще до революции. В одном из них обнаружил снимки великолепного собрания картин во дворце Кочубеев, который и по сей день находится в селе Диканька. Вооружившись лупой, рассматривал я висевшие в великолепных залах картины. Нет, Матрёны там не нашел.

Думаю, что портрет написан в Париже, куда отец с дочерью приехали после перенесенного скандала. Семья переживала душевное потрясение - похищение и бесчестие Матрёны, совершенные гетманом Мазепой. Отец, конечно, хотел ее развлечь, увезти хотя бы на время от гетмана, который по-прежнему смущал душу дочери. Гордясь красотой Матрёны, он заказал портрет художнику с желанием запечатлеть ее. Но, возможно, была и другая цель – устроить судьбу дочери. Ведь в духе того времени было искать жениха или невесту, так сказать заочно «по портрету».

Мазепа и Мария  П.И. Григорьев, 1887 г.

Как же развивались события этой трагической истории?

Гетман Мазепа всегда был первым гостем в доме Кочубея. Друзья были почти ровесниками: разница в четыре года. И вот однажды, как гром среди ясного неба, вдовец Мазепа присылает к Матрене сватов. Но брак не мог быть освящен церковью, поскольку она была его крестницей. К тому же у Кочубея были и другие причины неблагосклонно относиться к предложению гетмана.

Получив отказ от родителей, Мазепа тайно увозит влюбленную в него Матрену из родительского дома. Неизвестно, сколько времени она прожила у него, но, опасаясь назревающего скандала, он возвращает ее родителям. Таким образом, Мазепа отдает Матрену на позор и осуждение, на душевные муки и непредсказуемость ее дальнейшей судьбы.

Но не бегство с Мазепой, а возвращение в родной дом явилось началом настоящей трагедии девушки. Гетман пишет к ней письмо, из которого напрашивается вывод о том, что он не посягал на честь «кочубеевой дочери». Многие принимали на веру слова гетмана и писали, что не было между Матреной и им никаких отношений, кроме «дружбы, участия, не отрицавшего полной страсти». Но что это за малопонятная штука такая: «дружба, участие, не отрицавшее полной страсти»? Дружба дружбой, а страсть страстью. Эта роковая страсть и погубила девушку.

Василий Леонтьевич  Кочубей. Генеральный писарь и генеральный судья Войска Запорожского.

Нисколько не сомневаюсь, что письмо это было написано для отвода глаз. Мазепа прекрасно понимал, что Матрена находится под строжайшим надзором, и все его записки перехватываются. В случае если разгорится скандал, лучшего алиби трудно придумать, да и перед потомством окажется чист, аки голубь. И расчет его оказался верным. Мазепе поверили, а Кочубею – нет. Спасая репутацию дочери, отцу выгоднее было бы представить дело так, что, мол, просто гостила Матрена у крестного отца. Но Кочубей поступил иначе: решил отомстить насильнику.

Зная факты государственной измены гетмана, который имел давние связи с Королевским двором враждебного России Станислава Лещинского, он отправляет письмо в столицу. Когда царю Петру сообщили, что получено письмо генерального судьи, свидетельствующее о намерении гетмана Мазепы перейти на сторону Польши, царь не поверил в измену. В то время доносы были нередким явлением в высшем казачьем кругу Малороссии. Петр, находясь в состоянии войны со Швецией, предположил, что Кочубей сделал донос по наущению противника, чтобы поссорить его с гетманом и ослабить, таким образом, Россию.

Мазепа был весьма значительной фигурой. В 43 года он стал единоличным правителем огромного края, и был подвластен лишь русскому царю. Колоссальные богатства, скрываемые от государственной казны, сыпались в его сундуки бурным потоком. Он ненавидел Россию, мечтал о гибели своего покровителя Петра Первого, которому писал льстивые письма. Но царь верил ему и приказал подвергнуть пытке Кочубея и его сторонника Ивана Искру. Под пыткой они признали себя виновными в ложном доносе. Следствие вели друзья и покровители гетмана Мазепы - граф Г.И.Головкин и тайный секретарь П.П. Шафиров, сыгравший роковую роль в судьбе несчастных.

В 1708 году 15 июля Кочубей и Искра были обезглавлены в местечке Борщаговка, неподалеку от Белой Церкви. Как пишет Пушкин в примечаниях к поэме, их тела были выданы родственникам и погребены в Киево-Печерской Лавре. Там же он воспроизводит во всей полноте надпись, высеченную на могильной плите Кочубея, подтверждающую его невиновность.
Есть сведения о том, Петр пытался загладить вину перед семьей Кочубея. Специальным указом он обязал славить по городам и весям имя невинно казненного. Родственники получили не только то, что было отобрано у них Мазепой, но и пожалованные земли и деревни. А их потомки, уже имея княжеское достоинство, заняли важные государственные посты.

Что же стало с Матреной? Судьба ее трагична не менее отцовской. В поэме она исчезает из дома, узнав о предстоящей казни отца. По слухам же, к моменту казни отца ее уже не было в живых. Каким образом она ушла из жизни никому неизвестно. Существовало предание ничем не подтвержденное, что неподалеку от Диканьки, в Старых Будищах, в женском монастыре, ныне несуществующем, окончила свои дни Матрена Васильевна Кочубей, в иночестве Евфросинья.
А портрет? Может быть его уже нет? А может быть, он бережно хранится потомками Кочубеев где-нибудь в России или за ее пределами, или затаится в чьей-то частной коллекции? Но, верится, что рано или поздно мы обязательно узнаем о нем.

Поделиться: