Марк Гурари
Марк Гурари
Архитектор, заместитель председателя Совета по градостроительному развитию Москвы Союза московских архитекторов
Иван Леонидов и Винченцо Бренна: от истока к авангарду
Зодчество
19.06.16 / 15:03
В первом номере журнала «Россiя. Наследие» была опубликована статья Марка Гурари, посвященная укорененности творчества зодчих авангарда в архетипах русской народной культуры и религиозной традиции. Новый материал в продолжение цикла статей исследователя архитектуры посвящен уникальному открытию, связывающему знаменитую кисловодскую лестницу мэтра авангарда Ивана Леонидова с античной традицией, выстраивающему зримую преемственность с русской архитектурой конца XVIII века.

Когда-то, очень давно, в одном из пригородных парков Ленинграда я увидел небольшой амфитеатр с круглой площадкой – явный прототип знаменитой лестницы Ивана Ильича Леонидова в Кисловодске, построенной в 1937 году. Я сообщил об этом его сыну Андрею, наиболее осведомленному исследователю творческой биографии отца. Выяснилось, что Иван Леонидов мог увидеть эту лестницу, уже когда совсем юным ездил со взрослыми односельчанами на заработки в Петербург. «С 1915 по 1916 год работал подручным клепальщика на судостроительной верфи», – написал он в служебной автобиографии. Тогда впервые он увидел «настоящий» город – с проспектами и широкими площадями, дворцами и обелисками, гранитными набережными и мостами, ощутил выверенную гармонию городского пространства и созданную человеком вместе с природой красоту парков. Такие ранние впечатления нередко всплывают позже, в процессе творческой работы.

К сожалению, мы тогда не записали, что это за объект и где расположен. Но исследования последнего времени заставили меня возобновить поиски. И совсем недавно удалось этот объект найти – это Каменный амфитеатр в парке Павловска, на правом берегу реки Славянки. Построил его в 1793 году архитектор Бренна. На полукруглых ступенях-скамейках располагались зрители, в центре окаймляющей балюстрады была установлена копия античной статуи богини весны и цветов Флоры. А на земляных террасах противоположного берега разместились сценические площадки, декорациями служили деревья и кустарники.

Здесь устраивались балетные спектакли для зрителей, сидевших на другой стороне реки. В некоторых старинных описаниях это место еще называлось «Первым свиданием», что связано, возможно, со следующим романтическим случаем. Император Павел I, возвратившись в 1798 году после длительного заграничного путешествия, вышел на прогулку в парк и вдруг услышал музыку и пение. Оказалось, его семья устроила торжественную встречу, в скрипаче он узнал старшего сына, а среди участников оркестра – своих дочерей.

Архитектор Винченцо Бренна, приглашенный в Россию императором Павлом I, строил в Павловске и Гатчине; вершиной его творчества признан Михайловский замок в Петербурге. Каменный амфитеатр в парке Павловска создавался по аналогу с античными театрами, поэтому в центре была устроена круглая площадка – «орхестра», предназначавшаяся для хора. Поскольку дальше в сторону реки начинался склон крутого холма, на котором разместился амфитеатр, Бренна прибавил к круглой площадке несколько ступеней. Образовалось сочетание вогнутых и выпуклых в плане ступеней, повторенное впоследствии Леонидовым в построении лестницы в Кисловодске. Как показали дальнейшие поиски, использовался этот прием и в других странах, например, в устройстве в начале ХХ века миниатюрной лестницы в саду замка Хестеркомб в Англии работы архитектора маньеризма Эдвина Латченса.

Разумеется, эти примеры ничуть не умаляют значения композиции Ивана Леонидова, где тема сочетания «вогнутого» амфитеатра и «выпуклого» конуса ступеней развита с огромной художественной силой, подхвачена системой ниш, балконов, малых форм. Круглая центральная площадка служит узлом стыка контрастных состояний, фокусом преобразования пространства, его «выворачивания». Леонидов предполагал установить на ней фонтан-пентаграмму в виде совокупности додекаэдров. Зеркальные поверхности одного из них, а также водяные сферы фонтана и встроенная эолова арфа должны были фиксировать все богатство окружающей среды, ее состояние в зависимости от ветра, естественного освещения, лиственного покрова, меняя в пентаграмме цвет, свет и даже звуки. К сожалению, эту идею не удалось осуществить.

В проекте здания Наркомтяжпрома в форме скоции – круглого здания клуба – Леонидов разрабатывает ту же тему превращения, метаморфозы жизненных состояний, приближаясь к образу жертвенной чаши в иконографии Св. Троицы. В авангардном зодчестве проявились архитектурно-художественные приемы прошлых времен, полузабытые впечатления детства и юности. Архитектурные и технические решения одного из ведущих новаторов и лидеров советского авангарда Ивана Леонидова опираются на традицию, на находки предшественников, развивают их, вновь подтверждая системную целостность цивилизационного развития.

Поделиться: