Автор: Игорь Михайлов
Конфетки, бараночки…
Наша земля
18.10.16 / 09:09
Москва – сдобная купчиха, круглая, как колесо или солнышко. Москва – пахнет блинами, пончиками (в Питере – пышки) тестом, бубликами. Можно не любить Москву, но не любить бублики не возможно. Ароматный, упругий на ощупь, с маком бублик! Где он нынче? В последний раз я видел его в районе улицы 1905 года в палатке, на котором гордо красовалась надпись «Московские бублики», лет десять тому назад.

С тех пор бублики из Москвы исчезли, как класс. То, что можно найти с этим светлым именем, осыпанное в лучшем случае кунжутом, язык не поворачивается назвать бубликом. Это – не бублик, это в лучшем случае – дырка от бублика.

Вот в Ярославле, где мне удалось побывать прошлым летом, есть. А Москве нет, как и не было. Но пока живы те, кто помнит, как пахнет настоящий бублик, кто хранит его в своем сердце, будет жить и московский бублик!

Ведь бублик, это вам не просто – лакомство, по мне нет и не было ничего вкуснее, за теплый бублик с маком можно родину продать, но и еще целая философия жизни, мироустройство!

Как-то не вяжется наше воспоминание с настойчивыми и в достаточной степени заезженным понятием «дырка от бублика». Но от этого «печива» нам остались лишь изыски классической немецкой философии, которая ставила бублик с дыркой в ранг одной из главных категорий бытия.

Немцы, которые тоже не прочь полакомиться, говорили, что каждый бублик заключает в себе дырку, которая по исчезновении бублика расширяется на все доступное пространство. Таким образом, Вселенная представляет собой совокупность бесконечного количества взаимопересекающихся и взаимосовпадающих дырок от бубликов!

В наши дни исследования дырки от бублика продолжаются, правда не совсем понятно, как называется данная дисциплина: дыркоотбубликаведение? Но главное, что эта область науки таит в себе еще много неизвестного и, возможно, даже сенсационного.
Многие бубликоведы полагают, что решение вопроса о том, в какой момент дырка от бублика перестает существовать как таковая, перевернет всю научную мысль!

Это все замечательно, но нельзя ли вернуть его нам, так сказать в материальном виде и без философий?

С бубликами мы встречаемся в самом раннем детстве. Вспомним сказку про Машу и медведей? Уставшая и заблудившаяся Машенька уютно устраивается в колыбельке медвежонка, на спинке которой висит связка с бубликами и засыпает в этом аромате настолько крепко, что не слышит, когда дружною гурьбой пришли хозяева. Бублики – своего рода оберег, ведь и медведи тоже любят хорошо и вкусно покушать. А стало быть, девочке обязательно предпочтут бублик!

Если поразмыслить, бублик самый старый и естественный по форме продукт, который, как говорится, окружает нас со всех можно сказать сторон. И тесто его настолько незамысловато, такое, например, простое, как у лепешек, пиццы и др.

В языческой Руси румяный золотистый бублик отождествлялся с Солнцем, идеальным по форме, имеющим дырку несуществующей ширины. Культ Ярило-Бублика занимал важное место среди славянских верований. Однако блины и им подобные предметы столь же священными не считались, так как, в отличие от бублика и Солнца, не имели дырки.

Легко представить себе празднества в честь Солнца и веселых под мухой людей, увешанных связками этих маленьких символов.

Естественно, что бублик не могла миновать судьба эротического символа. Так, у индейцев племени мунья процесс изготовления бубликов был священным ритуалом и также связывался с культом Солнца. Бублики могли печь только девственницы, причем такие, кто никогда в жизни не стриг волос. В процессе приготовления муки для бубликов совершались обильные человеческие жертвоприношения. Считают, что именно индейцы мунья связали воедино два ритуальных объекта, начав употреблять бублики параллельно с одурманивающим веществом из маковой соломки. Кстати, этот обычай до сих пор сохранился в форме посыпания бублика маком.

Бублик вездесущ! Само название, как полагают некоторые бубликоведы, появилось триста лет назад, как дань благодарности королю польско-литовского княжества Яну Собески, который дал отпор наступавшим на Австрию туркам. В честь этого блестящего наездника один из местных пекарей и выпек копию его стремени. Получилась булочка с дыркой посередине. На языке австрийцев стремя значит бейгл.

За три века бейгл проделал путь от Европы до Соединенных Штатов, где стал неотъемлемой частью американской культуры.

Особенно славится своими бейглами Нью-Йорк. Утренний горячий бейгл с маслом или плавленым сыром служит, кроме своего основного назначения, жителям Большого Яблока своеобразным знаком, символизирующим удачное начало дня: купил утром бейгл - и день удался, а не купил - достанется лишь дырка от бублика.

Ну что ж остается уповать на то, что дырка от бублика – не является синонимом черной дыры, куда запропастились все московские бублики. И нам еще удастся вкусить стол вожделенный вкус и аромат!

Поделиться: