Автор: Юлия Ракитина
Автор: Юлия Ракитина
ВДНХ: вчера и сегодня
Наша земля
27.09.16 / 18:06
К радости москвичей, последние годы администрация города взяла курс на обновление и «вестернизацию» (в лучшем смысле этого слова!) знаковых городских пространств. Теперь это не только исторические зоны, но и приятные места для отдыха. Горожан радуют Парк Горького, парк Музеон, Сокольники… Вместо шашлычных теперь здоровая и полезная еда, вместо бесконечных рекламных растяжек – фирменный стиль и разработанные лучшими декораторами украшения, а сомнительные аттракционы заменили на велопрокат и бесплатные уроки йоги. Однако обновление ВДНХ прошло с меньшим ажиотажем, хотя этот удивительный памятник архитектуры, идеологии, и даже образа жизни заслуживает не меньшего внимания.
Фото: mos7.ru

Комфортная и интересная среда притягивает на ВДНХ все новых и новых посетителей. Изначально приходя за развлечениями, жители столицы волей-неволей начинают изучать уникальные архитектурные и художественные особенности парка. Теперь, когда ВДНХ очищен от кричащей рекламы и грязи, вымыт и отреставрирован, изучать характер и историю парка – одно удовольствие, чему и предаются горожане.

«Едва только войдет посетитель выставки под своды триумфальной арки главного входа, как он окажется в чудесном городе, где нет некрасивых зданий, где строения и растительность, свет и вода при всем своем многообразии, составляют единое, гармоничное целое» - писал журнал «Вокруг света» о ВДНХ еще в 1939 году. Можно ли и сегодня сказать такие слова о парке?

«Выставка достижений народного хозяйства» это живой и развивающийся объект наследия, а не законсервированный памятник, интересный только историкам. Весной 2016 года экспозиция русского павильона на Архитектурной биеннале в Венеции была посвящена уникальному феномену – ВДНХ. Казалось бы, этот московский объект известен всем – однако его настоящее изучение и осмысление только начинается. Экспозиция, которая называется V.D.N.H. Urban Phenomenon, представила ВДНХ как многослойное противоречивое явление, представляющее огромный интерес для международной аудитории. Это и выставочно-музейное пространство, и городской парк, и громадный архитектурный заповедник, и сложный социальный проект.

Пять залов павильона каждый по-своему раскрыли тему экспозиции. Два первых зала воссоздали обстановку классического музея, в котором знаковые архитектурные и скульптурные фрагменты ВДНХ предстали как объект археологии, материальное свидетельство ушедшей цивилизации. Второй этаж был посвящен изучению, анализу и поиску будущего для ВДНХ. Впервые в открытом доступе был выставлен огромный объем публикаций, фотографий и чертежей, благодаря которому посетителям удалось составить собственное представление о феномене ВДНХ.

На верхнем уровне была представлена видеоинсталляция, погружающая в атмосферу современной ВДНХ. Круговую панораму с видео дополнили кабинет исследователя и студия проектировщика с огромным генпланом на всю стену. Новые технологии соединились с традиционной презентацией, а возможные сценарии будущего ВДНХ стало возможно разработать совместно с архитекторами, студентами и посетителями экспозиции.

По словам исследователя истории ВДНХ и автора первого путеводителя по выставке Павла Нефедова, верхний уровень — это «открытый вопрос, который мы адресуем всем посетителям».

— Мы говорим, что у нас есть такое наследие. Мы понимаем, что оно должно быть сохранено, доступно для людей, и дальше начинается масса вариантов: что, по-вашему, мы должны с ним делать, как мы можем рациональнее его использовать? Мы не хотим давать готовых ответов, — подчеркивает Нефедов. — Мы предлагаем посетителям — сегодня это специалисты — подумать над такой ситуацией. Конечно, мы не скрываем тоталитарного прошлого этого комплекса. Но цивилизация, создавшая ВДНХ, давно исчезла, а пространство осталось, и мы хотим, чтобы это пространство жило, было активным. Как? Ответов на этот вопрос может быть много.

«Говоря о ВДНХ, мы представляем себе огромную территорию с комплексом зданий, фонтанов. А в мире про это совершенно не знают. И первое впечатление людей от увиденного здесь — потрясение. Такой огромный архитектурный парковый ансамбль, который мало кто видел» — говорит Нефедов.

О мифологическом измерении и одновременно с тем и актуальности выставочного комплекса расказал и Алексей Тарханов: «Но мне кажется, что история ВДНХ удивительно точно рифмуется с современностью. Для нас это сталинский триумф, изобильный рог Победы, аналог московских высоток и кольцевого метро. Меж тем ее роскошь рождалась в болезненном противоречии с реальностью. Страна жила в послевоенной нищете, а строительство из кизяка, соломита и камышита, все то, что блистательный Андрей Буров называл тогда «кало-жердевыми постройками», пропагандировалось Академией архитектуры. В такой же беде, между прочим, жила и Европа, разрушенная сражениями и бомбежками. Они справились быстрее, мы при Хрущеве бросились догнать и перегнать. Удивительно, но точно такое же высокомерное невнимание к большой беде мира, которое позволил себе Сталин, воспроизводит и выставка. Достоинство это или недостаток? Остаток той пропаганды или пропаганда новая? И есть ли в этом умысел или просто все совпало? Как бы то ни было, «urban phenomenon» ВДНХ актуален и в 2016 году».

Для тех, кто не попал в Венецию этой весной, есть и хорошая новость. В начале грядущего 2017 года экспозиция павильона переедет на ВДНХ, где ее и можно будет увидеть. Заодно зимние праздники – отличный повод и заново познакомиться с памятником нашего наследия, внезапно возрождающимся из пепла.

Поделиться: