90 лет «Библии реставраторов»
Известия
07.02.16 / 16:04

В 1926-м году была напечатана работа Игоря Грабаря «Андрей Рублев — Вопросы реставрации». Это произведение было этапным как для самого Игоря Эммануиловича, так и для всей российской реставрации.

Фото: www.globallookpress.com

В этом году исполняется 90 лет со дня выхода книги, важной как для реставраторов, так и для многих любителей русской истории. В 1926-м году была напечатана работа Игоря Грабаря «Андрей Рублев — Вопросы реставрации».

Это произведение было этапным как для самого Игоря Эммануиловича, так и для всей российской реставрации. В то время Грабарь возглавлял Всероссийскую реставрационную комиссию, позже ее преобразовали в Центральные государственные реставрационные мастерские. Грабарь придумал и воплотил в жизнь грандиозный замысел - изучение икон и фресок, которые традиция связывала Рублевым. 

Был раскрыт от позднейших записей живописный слой, созданный самим Великим Мастером Древней Руси, и его современниками. Выводы реставраторов были сопоставлены с литературными свидетельствами минувшего. В результате был воссоздан некий абрис жизненного и творческого пути русского иконописца. Позднее некоторые из выдвинутых Грабарем гипотез были подвергнуты сомнению на основании новых данных, но начало изучению древнерусской живописи, было положено.

Для Игоря Эммануиловича было совершенно очевидно, что знание Рублева - будет углубляться по мере дальнейшего раскрытия произведений связанных с его именем, по мере освобождения их от позднейших наслоений и выявления их изначального вида. Что поделать, ведь работа реставратора очень часто – это развенчание одних легенд и создание новых, недаром Грабарь писал:

«Приходится признать, что то, что мы представляем себе под живописью Рублева сейчас, после восьмилетней работы над реставрацией фресок и икон, более или менее достоверно связанных с именем Рублева, не имеет ничего общего со всеми прославленными оригиналами, кроме солдатенковского. Правда, та особенность искусства Рублева, которую пытались выразить словами «дымом писано», всецело отвечающая леонардовскому «sfumato» и отмечающая неопределенность, текучесть и летучесть техники, имеет, как увидим в дальнейшем, некоторую связь с одной из черт рублевской живописной манеры, но все же «Рублев» XIX века есть чистейшая легенда». 

Легенда о житии Андрея Рублева стала зарождаться сразу же после того как он закончил свой жизненный путь. Так же стал уже легендой его первый настоящий серьезный исследователь.

Поделиться: