Автор: Нина Катаева
Александр Грин: «Жизнь – это черновик выдумки»
Год празднования
18.09.16 / 08:08
К 110-летию литературной деятельности писателя в его феодосийском музее развернута выставка «Александр Грин и его герои в творчестве современных художников».
П. Козловский. Зеленая лампа
П. Козловский. Зеленая лампа
Фото: Борис Николин

Выставка, организованная научным сотрудником музея Натальей Яловой, удивительна: она возвращает человека во времена его юности, потому что именно в 16-20 лет читающая публика знакомилась с Грином. Собственно, так и определяли в 70-80-х годах творчество писателя – «для юношеского чтения». И только сейчас критики и литературоведы, исследуя наследие Александра Грина, открывают в нем невероятную глубину, мощный нерв и понимание тончайших движений человеческой души. А кто первым способен все это воспринять и перевести в визуальный ряд? Конечно, художники. В фондах музея хранятся работы первоклассных живописцев и графиков на гриновские темы. Экспозицию часто меняют, в соответствии с датами из жизни Грина, и раз в год обязательно показывают зрителям шедевры из фондов.

Следует отметить, что в ряды литераторов в 1906 году Грин вступил с рассказом «Заслуга рядового Пантелеева» на революционную тему. Это был его литературный дебют, хотя сам писатель невысоко ценил это произведение, считая его беллетризованной агиткой. Впереди читателей Грина ждали «Алые паруса», «Бегущая по волнам», «Блистающий мир» и превеликое множество рассказов, герои которых населили страну Гринландию с загадочными городами – Зурбаган, Лисс, Гель-Гью.

К путешествию по экспозиции приглашает картина севастопольского художника Зиновия Филиппова «А.С.Грин», на которой писатель изображен сидящим на подоконнике высокого окна второго этажа – над шумящей внизу многолюдной улицей. И если зритель присмотрится, он узнает героев многих гриновских книг. В этом сдержанном полотне нет ничего интригующего, Грин спокойно смотрит на вас - для человека, умевшего создавать страны и города и населять их кипучей публикой, это было явлением обыденным.

И вот они – эти города: «Зурбаган» (1967) и «Город у моря» написаны симферопольскими художниками Николаем Бортниковым и Степаном Мамчичем. «Зурбаган» экскурсоводы называют «одной из жемчужин коллекции», настолько красочна работа, ярким оранжевым тоном напоминающая красавицу Прагу – с ее знаменитой башенкой на Карловом мосту. Именно такая башенка высится в центре картины, а ведь Грин никогда не был в столице Чехии... «Город у моря» Мамчича – с его тесно расположенными домами, большими арками в них, также залитый солнцем, по описанию больше напоминает Лисс или Гель-Гью. Удивительно, эти города существуют в нашем сознании, и так радостно узнавать их на холстах. На выставке есть еще «Конец улицы» керченца Жоржа Матурнецкого, где, без сомнения, изображен Лисс – где, как не там, есть «кривая улочка с серыми домами, круто спускающаяся к морю»?..

Вообще-то «жемчужин» на выставке не перечесть – вот Надя Рушева, легкой рукой начертавшая фигуру Визи - героини «Возвращенного ада», переживающей глубочайший кризис в любви. А вот работы москвича Виктора Прокофьева – иллюстрации к одной из лучших новелл Грина «Фанданго» (1927), в которой герой, спасаясь от обыденности, «уходит» в картину и попадает в другое измерение. Литературоведы отмечают сходство этого рассказа с произведениями Булгакова. Недавно Ирина Евтеева, питерский режиссер, сняла по этому рассказу фильм «Арвентур», увенчанный призами фестивалей. Кисти Прокофьева принадлежат и иллюстрации к знаменитой «Дикой розе» - рассказу Грина, долгое время считавшемуся утерянным. Написан он был в 1917 году и предвестил в свое время читателям, с каким рвением человечество способно рушить свое наследие.

Из портретов Грина внимание каждого остановит работа питерского художника Рудольфа Яхнина (1989) – на фоне морской глади с далеким белым парусником крупно дан лик человека в морской фуражке – капитан сосредоточенно смотрит на вас. Трудно установить закономерность, по которой художники выбирают произведения для иллюстраций. Елена Люшина из Симферополя и Петр Козловский из Днепропетровска, каждый по-своему, проиллюстрировали рассказ «Зеленая лампа» - историю о том, как два богача решили сделать игрушку из живого человека, и что из этого вышло… Грин очень любил счастливые концы. Юрий Белькович воспроизводит эпизод из очерка Грина «Пешком на революцию». Когда писатель узнал, что произошла революция, он находился в ссылке в финской деревушке Лоунасьёки - за нелестное высказывание в адрес царской фамилии. Поезда не ходили, и он пешком отправился в Петроград, чтобы увидеть все собственными глазами.

Среди друзей музея - феодосиец Александр Худченко, иллюстратор романа «Корабли в Лиссе» и мистического рассказа «Серый автомобиль», Владимир Адеев, создатель музейной комнаты А.С.Грина в Севастополе, в здании бывшей тюрьмы, киевские графики Михаил Жуков и Павел Тараненко, сумевшие ухватить нерв гриновских произведений.

…Свидетелем последних месяцев жизни Александра Степановича в Старом Крыму был ястреб Гуль, которому посвящен рассказ «История одного ястреба». Писатель приобрел птицу у феодосийских мальчишек, в то время он снимал квартиру уже не на Галерейной улице в Феодосии, где сейчас музей его имени, а на Верхне-лазаретной. Когда они с женой Ниной Николаевной переехали в Старый Крым, в связи с болезнью писателя, он забрал ястреба с собой. Попытался там отпустить его на волю, но ястреб вернулся домой и жил с Гринами до самой своей кончины. В рассказе, где есть замечательная фраза – «Жизнь - это только черновик выдумки», Гуль остается жив. На выставке он представлен в графике питерской художницы Г.Неменовой «Грин с ястребом».

Грину посвящены прекрасные стихи:

Павел Коган

Кипарисами машет берег.
Шкипер, верящий всем богам,
Совершенно серьезно верит,
Что на свете есть Зурбаган.
И идут паруса на запад,
Через море и через стих,
Чтоб магнолий тяжелый запах
Грустной песенкой донести.
В час, когда догорает рябина,
Кружит по ветру желтый лист,
Мы поднимем бокал за Грина
И тихонько выпьем за Лисс.
1936

Поделиться: