Автор: Юлия Ракитина
Автор: Юлия Ракитина
Искусствовед, специальный корреспондент "Россiя. Наследие"
Палитра возможностей. Экономический потенциал культурного наследия
Событие
20.04.16 / 20:08

После реставрации памятника культуры неизбежно встает вопрос: «Какова будет его дальнейшая судьба?» Заживет ли он новой жизнью, станет ли интересным для посетителей? Тема «Экономический потенциал культурного наследия» обсуждалась на круглом столе в Государственном институте искусствознания (ГИИ) 13 апреля 2016 года.

Фото: Николай Третьяк

Россия – страна с богатейшим культурным багажом, но поразительно наше неумение сохранять его для будущих поколений.

Исследователи Сектора экономики культуры института во главе с Александром Рубинштейном занимаются проблемой сохранения и развития культурного наследия не первый год. Благодаря консолидации стремлений, как заслуженных ученых с мировым именем, так и амбициозных молодых специалистов, в этом году была представлена концепция, призванная не только систематизировать и упорядочить усилия по включению культурных памятников в современные реалии, но и предложить этим памятникам передовые стратегии в их «новой» жизни.

Концепция экономики культурного наследия нашла свое воплощение в исследовании, изданном ГИИ. В работе под редакцией Валентины Музычук принимал участие коллектив авторов: Александр Рубинштейн, Екатерина Хаунина, Анна Шустова, Никита Бураков, Ольга Славинская и Евгения Дудкина.

В аннотации к исследованию говорится: “Теоретическая часть работы сфокусирована на основах экономики культурного наследия, оформившейся в самостоятельную экономическую дисциплину в 70-е годы XX века. Анализ статистических данных по России в сфере сохранения культурного наследия ярко демонстрирует, что при обязательном государственном финансировании необходимо привлечение дополнительных финансовых ресурсов. С этой целью в работе представлен широкий спектр механизмов поддержки памятников истории и культуры за рубежом, а также ряд практических примеров их использования. Особый акцент сделан на гражданских инициативах по охране и популяризации культурного наследия. В работе предложена инновационная модель финансирования культуры в России, основу которой составляют система финансовых нормативов, институт индивидуальных бюджетных назначений и система региональных отраслевых эндаумент-фондов. В исследовании также рассмотрены основные изменения в законодательном регулировании сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия”.

Валентина Музычук, доктор экономических наук

Валентина Музычук, доктор экономических наук. Фото: Николай Третьяк

Если говорить о конкретных цифрах, то, по словам Валентины Музычук, на данный момент заметен серьезный перекос в финансировании памятников культуры. На Москву и Санкт-Петербург приходятся 52% всех средств, тогда как на всю остальную Россию - оставшиеся 48%. Учитывая, как территориальный масштаб России, так и немалое количество объектов, находящихся в отдаленных уголках страны, настолько неравноценное распределение средств - это прямой риск потери огромного пласта исторического и культурного наследия.

Финансирование культурно-охранной деятельности специалисты института искусствознания предлагают модернизировать таким образом, чтобы диверсифицировать источники поступлений и включить в систему всех заинтересованных акторов. В качестве ресурсов этого многоканального финансирования предлагаются: прямая и косвенная поддержка государства, корпоративный сектор, частный сектор и специальные налоги.

Екатерина Хаунина подчеркнула: «Актуальные тенденции поддержки культурного наследия в большинстве развитых стран связаны с приспособлением памятников истории и культуры к определенному типу функционирования в обществе <…> Приспособление составляет важный набор действий, определяемых понятием «валоризация» (valorisation – наделение или придание ценности), которое связано с адаптацией объекта, включением его в культурный и экономический оборот. Например, в Италии федеральные органы осуществляют охрану объектов культурного наследия, а местные - занимаются валоризацией тех же объектов. Функции сохранения требуют больших финансовых вливаний, а процесс валоризации может приносить определенные доходы».

Одним из крайне любопытных зарубежных способов финансирования поделился в опубликованной работе Виктор Золотов. Он рассказал об использовании Национальной лотереи Великобритании как одном из вариантов поддержки культурного наследия, а также способе стимулирования благотворительности и вовлечения частного сектора в поддержку культуры. Изначально 28% вырученных в результате этой лотереи средств шли на, так называемые, «благие цели» («goodcauses»), под которыми понимаются проекты в области искусства,  культурного наследия,  благотворительности и волонтерской деятельности, cпорта.

Фото: Николай Третьяк

По словам Виктора Золотова, этот опыт можно считать несомненным успехом:

“За последние 20 лет национальная лотерея в качестве института поддержки наследия добилась значительных результатов: были отреставрированы около 17 000 исторических зданий и монументов, доступ к объектам культурного наследия в Великобритании был увеличен на 50%. Было привлечено 234 тысяч волонтеров и создано около 3 тысяч рабочих мест в сфере культурного наследия.

За время существования Фонда Наследия было выделено 29 380 грантов проектам и организациям в сфере наследия на общую сумму в 6.8 миллиардов фунтов.

Результаты социологическое исследования, проведенного Комитетом по Культуре, СМИ и Спорту в 2015 г., свидетельствуют о том, что 76% опрошенных игроков национальной лотереи считают финансирование проектов в области культурного наследия хорошим или лучшим применением средств, вырученных от продажи билетов”.

Важным механизмом поддержки культуры является и партисипативное бюджетирование.

«С одной стороны, в XXI веке активно продолжается демократизация культурного наследия, что делает его более доступным для широкой аудитории, повышает социальную значимость наследия и вызывает дополнительный интерес в обществе, - замечает Никита Бураков. - С другой - существует реальная потребность и широко распространённое желание людей участвовать в общественной и культурной жизни. <…> Партисипативное бюджетирование – это отличный от существующих институт, затрагивающий сферу управления общественными финансами. Во многом этот институт, зародившийся в Бразилии в 1989 году, предлагает новый демократический процесс, в ходе которого обычные граждане как члены определенных сообществ на муниципальном уровне способны самостоятельно распоряжаться средствами государственного бюджета. Этот процесс позволяет налогоплательщикам взаимодействовать с органами власти таким образом, чтобы наиболее эффективно принимать решения о бюджетном финансировании тех или иных социально-значимых проектов».

Александр Рубинштейн, учёный-экономист, профессор

Александр Рубинштейн, учёный-экономист, профессор. Фото: Николай Третьяк

Судя по положительному опыту введения партисипативного бюджетирования на Западе, в России этот механизм вполне может прижиться. Примером успешной его реализации может служить восстановление фасада здания Дома народного творчества в поселке Жарковский. На данный проект из бюджета местных органов власти было выделено 2 372 100 рублей.

Как заключил Александр Рубинштейн: «Экономический потенциал культурного наследия – это и экономическая, и социальная проблема. Во многом адаптации памятников (то есть вводу в хозяйственный оборот, ведущему к окупаемости) сегодня мешает отсутствие гражданской активности. Корни пассивности общества лежат в нескольких плоскостях. С одной стороны, государство не стимулирует и не поощряет гражданскую активность, а с другой – оно само нуждается в реформах».

Поделиться: