Роман Цеханский
Роман Цеханский
Архитектор
Око Государыни и Ключи от Рая. Богоявленский собор Костромы
Академия
18.09.16 / 06:06

Высокая колокольня зимнего собора города Костромы была заметна с реки Волги на много вёрст вплоть до 1934 г., когда была взорвана вместе со всем Костромским кремлём. Просуществовав без малого 150 лет она надолго подверглась забвению, что даже добросовестные путеводители Костромы советского времени обходят колокольню молчанием. На месте кремля раскинулся городской парк культуры и отдыха с огромной статуей В. И. Ленина. Именно на место бывшей колокольни ныне указывает его огромная рука. В 1990-е годы кремль вновь ожил в памяти костромичей, начались публикации в прессе, появился общественный запрос на воссоздание столь бездарно утраченного наследия. Идеологом возрождения стал костромской архитектор-реставратор Леонид Сергеевич Васильев (1934–2008), памяти которого посвящена эта статья. Васильев нашёл обмеры собора с колокольней, вместе с группой единомышленников готовили материалы. 29 августа 1993 года тогдашним архиепископом Костромским и Галичским Александром был установлен и освящён памятный крест на месте алтаря кафедрального Успенского собора Костромского кремля. В наши дни мечта Васильева и многих костромичей воплощается в жизнь и верится, что близко время, когда кремль вновь станет на своём месте и исторический облик города будет полностью восстановлен.

Вид соборного комплекса Костромы из-за Волги в конце XIX века и в сегодняшнее время
Вид соборного комплекса Костромы из-за Волги в конце XIX века и в сегодняшнее время

История строительства

В 1773-м году страшный костромской пожар полностью уничтожил неупорядоченную плотную жилую застройку кремля, его деревянные стены и башни, разрушил каменную соборную колокольню с колоколами. Древний Успенский собор изнутри полностью выгорел. Закончилась целая эпоха Древней Руси. Кострома должна была быть перестроена уже в духе Нового времени.

Возможно, так, стоя на пепелище, размышлял местный епископ Симон, управлявший Костромской епархией с 1769 по 1778 годы. Как перестроить соборную группу кремля, сохраняя при этом величие древнего города, подарившего России Феодоровскую икону Божией Матери и царскую династию Романовых? Башни и стены разрушены. Каким будет новый образ кремля? К тому же городу насущно требовался обширный тёплый собор и высокая вместительная колокольня. Нужна была и ограда всему комплексу.

Вид соборного комплекса Костромы со стороны Сусанинской площади. Богоявсленский собор слева. Успенский справа. Фото С.М. Прокудина-Горского. 1910 г.

Проект собора должен был быть утверждён в Санкт-Петербурге в Святейшем Синоде. По счастью, владыка знал, кому поручить это срочное дело. Под его присмотром проект составлял местный талантливый зодчий – самородок, подрядчик и строитель Степан Андреевич Воротилов (1741–1792). Полигоном для практики было среди прочих его родное село Большие Соли, где разбогатевшее население построило немало церквей и колоколен.

Пока с 1776 года шли работы по восстановлению древнего Успенского собора, проект нового храма и колокольни был готов и утверждён за один год. В июле 1777 года заложили фундаменты, а в 1785 году комплекс был весь оштукатурен. Внутренние работы велись ещё долго, и в декабре 1790 года Богоявленский собор с колокольней был освящён епископом Павлом. Скорость, с которой работал Воротилов, впечатляет. Ведь новый веерный план застройки восстанавливаемой Костромы городская комиссия утвердила лишь в 1779 году. К каждому объекту прилагался свой образец, предположительно, лично утверждённый императрицей Екатерина II, которая интересовалась архитектурой и живо откликнулась на просьбу о помощи городу. Даже посетила освящение храмов.

Макет-схема соборного комплекса

Кремль трактовался как романтический парковый объект на обрыве Волги, с контрфорсами и подпорной стеной, на которой стоит красивая прозрачная ограда с барочно украшенными въездами. Восстановленный двухэтажный Успенский собор обрёл новую лестницу с северной стороны, куда выходили обращенные в сторону места обретения Феодоровской икона апсиды храма. Лестница начиналась с земли красивым круглым крыльцом, похожим на открытую часовню. На ось крыльца в направлении на восток посадили венчающую весь комплекс новую колокольню высотой 33 сажени (64 метра), соединённую переходом с тёплым двухэтажным Богоявленским собором.

Архитектура собора

Многочисленные обстройки собора, сделанные в XIX веке, буквально окружили по крышу его первоначальное ядро, мешали правильному восприятию воротиловского замысла. Ныне понять его можно лишь по архивным чертежам. Богоявленский собор Костромы одноглавый, двухэтажный, нижний подклетный этаж которого в конце 70-х гг. XIX века использовался под архиерейскую усыпальницу. В плане собор выстроен «кораблём»: на продольную ось нанизаны колокольня, двухэтажный переход из колокольни в собор, четверик собора, полукруглая апсида. Традиционная трапезная как объект здесь отсутствует, её функцию выполняет переход в колокольню, что характерно для «добаженовских» классических церквей.

Вид на Костромской кремль со стороны  Волги. Памятник вождю уже стоит, но храмы пока не тронуты. 1932 г.

Основой композиции центральной части Богоявленского собора был куб со скруглёнными углами. Это немного странно, так как городской собор периода классицизма, в отличие от усадебного храма, представлялся внешне как строгий куб. Более того, центральный четверик собора в плане вытянут в длину так, что его скруглённые углы приобрели полуэллипсовидную форму. Казалось бы, это зрительно разрушает форму основного четверика, но строгие симметричные портики по центру с севера и юга компенсируют это впечатление, создав и подчеркнув вертикальную ось, завершённую вытянутым вверх куполом, украшенным дополнительным ярусом из восьми круглых окон, выходящих также в интерьер собора. С севера и юга находились шикарные входные лестницы, но основной вход в собор был всё же через колокольню, в которую вели входные трёхсторонние лестницы.

Чертеж южного фасада Петропавловского собора в Санкт-Петербурге

Какое-то время для уменьшения отапливаемого объёма храма купол над четвериком был отсечён внутри плоским перекрытием от основного объёма. А в ротонде наверху располагалась епархиальная библиотека, доступ в которую осуществлялся по плоскому переходу по крыше собора, обрамлённому ограждением. Переход выходил на второй ярус колокольни. Наверное, при перестройке собора в XIX веке перекрытие сломали, так как в обмерах перед сносом 1934 года интерьер верхнего храма един с куполом.

Если взять отдельно купол собора, то он имеет сходство с Петропавловским собором Санкт-Петербурга, построенным в 1712–1733 годах архитектором Доменико Трезини при участии Устинова. Сама идея совместить горизонтально вытянутый объём собора, увенчанный невысоким скромным завершением, в одном ансамбле с грандиозной колокольней, также представляется взятой из Петропавловского собора. Уникальные вытянутые вверх пропорции купола – отношение диаметра основания к высоте от пола до его верха составляет 1/3 и стремится к Петропавловскому (1/4,5) – также производили эффект «световой трубы».

Фото Никольского морского собора начала XIX века

Интерьер же Петропавловского собора, его колонны «под мрамор», могучие опоры, раскрепованные коринфскими пилястрами, задавшие стиль эпохе, более родственны костромскому собору. Кстати, знаменитое «царское место» у юго-восточной опоры центрального купола и отвечающая ему епископская «кафедра» на западный манер у северо-восточной опоры Петропавловского собора обозначена на плане Костромского собора 1809 года. В Костроме вполне могли скопировать архитектурное решение, готовя место для присутствия императрицы во время освящения храма.

Схожие кафедры есть и в верхнем главном Богоявленском храме морского Богоявленско-Никольского собора в Санкт-Петербурге, построенного в 1753 - 1762 годах ведомственным архитектором Чевакинским. Его интерьер полон сходства с костромским. Отметим, что чин освящения верхнего Богоявленского храма в Санкт-Петербурге прошёл в присутствии императрицы Екатерины II в 1762 году. Слава о храме широко распространилась, а подробный проект мог сохраниться в ведомственных архивах. Не исключено, что проект образца костромского собора попал в Кострому из рук самой Екатерины II. Особенно схожи обрамления пилонов сдвоенными пилястрами, оформления купола и подпружных арок.

Когда составляли заказ для написания икон для нового собора, его архитектуру назвали «модной, итальянской» и предложили писать в соборе живописные иконы классической школы. Но это предложение было отвергнуто, видимо, из-за опасения, что костромичи не станут вносить в собор пожертвования, и иконы с росписями были выполнены «в греческом стиле». Зато колонны и другие части собора украсили искусственным мрамором, что сроднило его интерьер с классическими аналогами.

Вид cоборного комплекса с каланчи. Августейший визит в Кострому в честь  300-летие дома Романовых в 1913 году

Внушительная апсида Богоявленского храма, покрытая мощным полукуполом, завершает продольную ось здания. Пять алтарных окон, центральное из которых было занято архиерейским горним местом, ярко освещали алтарь. Из-за поднятия солеи окна в алтаре шли почти от пола. В алтаре была своя отопительная печь.

Колокольня

63-метровую пятиярусную колокольню собора Богоявления художники Чернецовы считали шедевром архитектуры. Писатели-краеведы братья Лукомские полагали, что колокольне свойственны одновременно «грандиозность и грациозность». Первые четыре яруса выполнены в строгом классицизме, где сильная раскреповка деталей фасада в плане и сужение ярусов компенсируют его квадратную тяжеловесную форму, а завершение колокольни - барочное.

Она очень похожа на невоплощённый проект Бартоломео Растрелли колокольни Смольного монастыря в Санкт-Петербурге. Он и был принят за основу при проектировании колокольни в Костроме. То, что эскизные варианты колокольни Смольного монастыря, куда хотела уйти перед смертью императрица Елизавета Петровна, могли сохраниться именно в дворцовом ведомстве, представляется весьма вероятным. Там же этот альбом вполне могла найти императрица Екатерина II, выбрать вариант и передать его епископу Симону.

Пейзаж Костромы. Н.Г. Чернецов 1862 г. Хорошо виден весь соборный комплекс

Более всего на образец указывает форма завершения – пятый верхний ярус с часами. Он был выполнен в характерной форме раскрепованного перевёрнутого колокольчика. Создался некий художественный контраст между капитальным, внушительным основанием и более лёгким завершением.

Может быть, что первоначально эта форма была предложена Бернини для «бесконечного конкурса» – попытки устроить на площади святого Петра в Ватикане колокольню. На это указывает узнаваемый элемент Костромской колокольни – расположенные под шаром креста стилизованные кованые ключи от Рая апостола Петра. Как сказано в Евангелии: «Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». (Матф. 18:19). Возможно, далёкое по времени и расстоянию эхо Ватиканской колокольни Бернини (так же, как и у Растрелли, – не воплощённой) отозвалось в далёкой костромской земле.

Такое завершение колокольни было применено в Центральной России впервые в именно Костроме. Очень милая, архаичная на время постройки гнутая форма оказалась «к месту», мгновенно прижилась, и колокольня была растиражирована в провинции. Сам Воротилов практически сразу построил первую колокольню, полную деталей из Богоявленской, практически, прямо напротив, в торговых рядах – это церковь святого Иоанна Предтечи. Позднее появились вариации костромского образца в Рыбинске, в селе Яковлевском – работы уже других зодчих.

Завершение Костромской колокольни

На верхних ярусах колокольни первоначально были задуманы лампы в виде больших металлических светильников, указывающие путь судам по Волге в ночное время. Располагались светильники на третьем - шестом ярусах. Колокола на колокольне были преимущественно в верхних трёх-четырёх ярусах для лучшего распространения звука. Все они были были перелиты из остатков колоколов старой колокольни, как, например главный Успенский колокол утяжелился при переплавке с 1000 до1160 пудов. Всего было 7 крупных и 6 зазвонных колоколов общим весом 2400 пудов. Были ещё и специальные колокола для мелодии часов.

Часы 1820 года с двойным циферблатом, минутной и секундной стрелками, сделанные по заказу тульских купцов, исправно работали до 1882 года, когда молния ударила в стрелку, вызвав пожар внутри. Костромичи вёдрами по винтовым лестницам таскали воду и затушили пожар. Новый циферблат сделали в металле, большего размера, с римскими цифрами.

Четвёртый ярус колокольни завершён фронтонами на четыре стороны света, в которые вставлены одинаковые символы Всевидящего Ока, как бы разрывая их лучами Сияний. Это изначальный узнаваемый элемент колокольни. Можно подумать, что это масонский символ, но на самом деле - лишь внешнее сходство. В XVIII веке символ трактовался религиозно: «Вот, Око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его» (Пс. 32:18). Это изображение Бога в Ветхом Завете, примерно как Новозаветная Троица, где на одной иконе изображены: слева Бог-Отец в виде старика, посередине голубь – Святой Дух и справа Бог-Сын. Также буквалистски изображалось и Око Господне. Наличие его на четырёх сторонах колокольни как бы религиозно оправдывает использование языческого по происхождению ордера в системе декора, подчёркивает религиозную составляющую программы сооружения.

С другой стороны, этот ветхозаветный символ в XVIII веке превратился в почти государственный символ, будучи изображён множество раз на медалях, печатях, гербах и даже в подножии Александрийского столпа, в главном церемониальном Андреевском зале Московского Кремля над императорским троном. Символ изображался уже отдельно, без масонских атрибутов во многих церквах. Часто Око было окружено парящими ангелами. В истории символ далеко ушёл от своего происхождения. Изображение Всевидящего Ока стало указывать на власть императрицы, которая была по земному чину Главой Священного Синода Русской Православной Церкви. На эту мысль наталкивает её деятельное участие в строительстве колокольни финансированием и, может быть, выбором аналога чертежу Растрелли. Императрица приезжала на освящение храмов и могла захотеть оставить по себе память, дабы все видели не только Всевидящее Око, но и око императрицы, деятельно заботящейся о городе.

Исторический вид Костромского кремля с главной подъездной стороны

Возрождение

Долго парк культуры и отдыха Костромы был покрыт ветхозаветной тенью огромных выросших деревьев. Но ныне в нём уже затеплилась надежда. Вовсю трудятся археологи, строители уже получили разрешение на воссоздание колокольни как первого этапа возрождения Костромского кремля.

Со времён первого крестного хода с иконой и установки памятного креста на месте Успенского собора в 1993 только сейчас эта тема обретает зримые формы. Утверждён проект, максимально снаружи соответствующий старой колокольне. Этапы воссоздания предполагают сначала строительство колокольни, затем Богоявленского собора с переходом, и дальше – Успенский собор и ограду.

Как воспринять новую стройку? Сказанного достаточно, чтобы понять, насколько важным для костромичей был соборный комплекс. Известный местный эксперт искусствовед Щеболева дала однозначную оценку: «вся панорама города оказалась смята, распластана по горизонтали. Так что, с градостроительной точки зрения, это воссоздание, безусловно, имеет смысл. Но крайне важно избежать при этом соблазна превысить габариты утраченного, нарушить пропорции».

Всё зависит от качества проектных и строительных работ. И хотя внутри это будет уже современное сооружение, строители обещают полное соответствие внешнего облика колокольни относительно прежней. Ведь преемственность и историческая память превалируют в облике центра города, о чём наглядно свидетельствует ставший недавно историко-культурным заповедником «Костромской кремль». Сюда плывут по Волге туристы со всего света, и безликий на сегодняшний день вид Костромы с Волги в конечном итоге заговорит сам о себе. Воссоздаваемый облик будет максимально соответствовать облику историческому, а это означает, что граждане обретут свои святыни.

Поделиться: