Ювелирная история

Почти у каждой европейской столицы есть свой квартал ювелиров: набережная Орфевр в Париже, Хаттон Гарден в Лондоне, Николаифиртель в Берлине, где стоял дворец придворного ювелира Эфраима, наконец, Кузнецкий мост в Москве. В императорском Петербурге такой улицей была Большая Морская, известная среди городских обывателей под названием Бриллиантовой. Здесь находились магазины и представительства ювелирных фирм Карла Болин (дом 10), Карла Фаберже (дом 24), Карла Бок (дом 9). В здании № 27 располагался магазин общества «Русские самоцветы» Алексея Кузьмича Денисова-Уральцева. С 2010 года в бывшем доме торгового дома «К.Э. Болин» располагается бутик ювелирного дома Cartier. дальше >

Кекины

Приезжая в Ростов Великий, каждый первым делом направляется к кремлю, полюбоваться его куполами и башенками, сияющими серебром на фоне неба. Однако внимательный исследователь знает, что это не единственное сокровище города, достойное созерцания и изучения. На когда-то парадной улочке города, старинной Московской, а ныне Ленинской, ждёт своих гостей настоящая жемчужина Ростова – Музей ростовского купечества. В древности здесь город, расположившийся на берегу озера Неро, на пересечении торговых путей между Москвой, Ярославлем, Угличем и Суздалем, считался чуть ли не торговой столицей России. дальше >

Старо-Никольское: Русская сказка с китайским акцентом

История России полна загадок и удивительных событий. Порой она преподносит нам самые настоящие сюрпризы – совершенно нелогичные по своей сути и кажущиеся практическими нереальными. Именно такая история произошла с подмосковной усадьбой Старо-Никольское. Кто бы мог подумать, что идеология коммунизма, разрушившая памятник архитектуры в начале прошлого века, поспособствует его возрождению в начале нынешнего столетия? дальше >

Вятское. Русская сказка о счастливом селе

Если переехать в Ярославле Волгу и пройти через Тверицы, то очутишься на столбовом почтовом тракте. Проехав 19 вёрст по песчаному грунту, где справа и слева песок, мелкий кустарник и вереск (зайцев и куропаток там несть числа), то увидишь деревню, начинающуюся столбом с надписью: «Сельцо Грешнево, душ столько-то господ Некрасовых», - писал Некрасов, наезжая в свое родовое имение. Ну а Вятское чуть дальше. Кажется, что после Аббакумцева и Грешнева уже и ничего нет здесь, кроме пологих холмов, полей, убегающих за горизонт, да сиротливо жмущихся другу к другу пролесков. Ан нет. Есть еще Вятское как награда за находчивость и настойчивость. дальше >

Константин Михайлов. Прагматизм и бескорыстие

О душевном порыве, подкрепленном наличием денежных средств. Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Константин Михайлов - о тех, кто обрел себя в деле восстановления бесценных осколков нашего великого наследия. дальше >

Карабиха. Возвращение к себе

Место это – благословенное… А Некрасов словно вдаль смотрел, приобретая в 1861 году у вдовы ссыльного декабриста Валериана Голицына, Дарьи Андреевны, имение Карабиха. А ведь мог бы и в Ярославле поселиться. Или около своего родового имения Грешнево или Аббакумцево. дальше >

Михаил Сасонко: «Золотой век ювелирного искусства продолжается...»

В России ювелирное искусство существует с глубокой древности. Гремела слава и о древнерусских новгородских мастерах, и о владимиро-суздальских, московских и петербургских ювелирах. Слава фирмы Фаберже, которая изготавливала уникальные ювелирные изделия для семьи императора, прогремела на весь мир. Русский ювелирный дом Sasonko развивает легендарные традиции Фаберже в наши дни. дальше >

Владимир Мединский вручил премию за сохранение объектов культурного наследия

ФГБУК «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» учредило премию «Феникс» за лучший осуществленный проект сохранения и приспособления объектов культурного наследия к современному использованию. дальше >