Владимир Анатольевич Михайлов
Владимир Анатольевич Михайлов
Ювелир
Михаил Григорьевич Сасонко
Михаил Григорьевич Сасонко
Предприниматель
Михаил Сасонко: «Золотой век ювелирного искусства продолжается...»
Честные собственники
14.02.16 / 15:03

В России ювелирное искусство существует с глубокой древности. Гремела слава и о древнерусских новгородских мастерах, и о владимиро-суздальских, московских и петербургских ювелирах. «Золотой век» для ювелиров наступил в XIX веке: в Москве и Петербурге начали появляться фабричные предприятия, специализирующиеся на серебряных и золотых изделиях. Слава фирмы Фаберже, которая изготавливала уникальные ювелирные изделия для семьи императора, прогремела на весь мир. Многие из произведений, сделанных в те годы, сегодня украшение и гордость российских и зарубежных музейных коллекций. Славные традиции не прерываются. И в наше время есть люди, бережно сохраняющие опыт предков, дорожащие нашим наследием. Люди, которые стараются внести свою лепту в развитие российского ювелирного дела. Наши собеседники сегодня – Михаил Сасонко и Владимир Михайлов. Владимир Михайлов – выдающийся отечественный ювелир, который с 1983 года работал исключительно для патриархии, создавая кресты и другие изделия по церковным сюжетам. Его встреча с бизнесменом и предпринимаем Михаилом Сасонко состоялась в 2004 году. Результатом встречи стало создание привлекшей внимание в России и за рубежом коллекции православных ювелирных изделий.

 «Толк в золоте знает лишь ювелир» – гласит старинная пословица. Действительно, если бы не эти самые настоящие волшебники, мастера своего дела, золото было бы просто металлом. Благородным или баснословно дорогим, но бездушным. И только когда к нему прикасаются руки человека, одарённого умением превращать простое в прекрасное, золото становится самым настоящим произведением искусства. Металл превращается в красоту, вдохновение, полёт.

Русский ювелирный дом Sasonko развивает легендарные традиции Фаберже в наши дни.

Михаил Григорьевич, как вы пришли в ювелирный бизнес? Это получилось случайно или это была ваша заветная мечта?

Можно сказать, и то, и другое. Вообще, меня всегда интересовало ювелирное дело, драгоценные камни. Ну а когда о чём-то много думаешь, мечтаешь, то чаще всего это к себе и притягиваешь.

Это фригийский царь Мидас, к чему не притрагивался, то превращалась в золото. А мне в жизни пришлось перепробовать множество занятий, пока я не понял: высокое ювелирное искусство, обладающее художественной ценностью – это мое!

Владимир Михайлов, Охранный перстень «Чудо Святого Георгия о Змие», платина 950°, бриллианты

Владимир Михайлов, Охранный перстень «Чудо Святого Георгия о Змие», платина 950°, бриллианты

Владимир Анатольевич, а как вы себя ощущаете в роли бренда?

Честно сказать, несмотря на все эти клише, я себя чувствую просто художником. Это очень важно для человека искусства. Среда для творчества, на мой взгляд, должна быть без этих азартных кампаний. Моя задача – наиболее гармонично и полно отображать традиционную связь исконного христианства, православия, вчерашнего, древнего и сегодняшнего. Мое искусство – это канонический сюжет, который облекается в любую форму, какую может возбудить фантазия. Я всегда чувствую ответственность за создание новой формы, независимо от материала, и помню, что это мое право, но в то же время и обязанность – быть в гармонии с традицией.

Владимир Михайлов, Святитель Николай Чудотворец, золото 585°

Владимир Михайлов, Святитель Николай Чудотворец, золото 585°

Ваша работа – ремесло или творчество?

В.М. Вы знаете, если смотреть на работу прикладного художника со стороны, может показаться, что это очень узкая, очень конкретная работа. И что художнику в ней мало простора для творчества. Но на самом деле, как в капле воды отражается звёздное небо, так же и в творчестве. В малом всегда видишь великое, оно открывается перед тобой. Поэтому здесь есть и доля ремесла, и часть творчества. В ювелирном Доме Sasonko организация построена достаточно грамотно, каждый художник имеет свободное поле для творчества, полноценно занят своей личной работой, которая потом станет частью целого.

Вы чувствуете отклик тех людей, для кого вы создаёте ваши чудесные изделия?

В.М. А вот это как раз и является основной движущей силой. Когда видишь заинтересованность потребителя (в хорошем смысле этого слова) своего произведения, то хочется творить. Это очень значимо для художника как потенциал для творческой энергии.

Михаил Григорьевич, расскажите, пожалуйста, еще о другой вашей интересной коллекции, связанной с балетом.

М.С. Балет и классическая музыка – это не только возможность прикоснуться к великому, но и знакомство с мировой элитой, ценителями прекрасного, которые способны оценить, в том числе, высокое ювелирное искусство. Пластика танца как нельзя лучше подходит к нашим ювелирным образам. А начиналось всё с того, что мы получили заказ на изготовление Гран-при для всероссийского балетного конкурса. Наша художница, Татьяна Хромосеева, придумала настолько удачный образ, что мы решили попробовать создать на его базе коллекцию. Прима Мариинского театра Ульяна Лопаткина стала лицом коллекции. Коллекция имела успех, правда, пока не коммерческий, но нас поддержали, она вызвала интерес. И мы продолжаем развивать эту тему.

Вы ощущаете что то, чем вы занимаетесь, – часть культурного наследия?

М.С. Безусловно. Любое искусство – часть наследия, оно не появляется из ниоткуда. Художник не может вырасти в лесу, не опираясь на опыт предшественников, создавать ювелирные вещи, не будучи вовлеченным в культурный контекст. Но ювелирное мастерство довольно сложное, этому невозможно самому научиться. В России есть несколько ювелирных школ: петербургская, московская, екатеринбургская, костромская. Из плюсов: это один из немногих видов производства, где связь времен не прерывалась. В отличие от других сфер человеческой деятельности, где сейчас наблюдается дефицит токарей и фрезеровщиков. А у ювелиров сохранилась преемственность. У меня работают и люди уже послепенсионного возраста, и сорокалетние, и тридцатилетние, и совсем молодые ребята.

Владимир Михайлов, Ложечки на первый зубок, серебро, золочение

Владимир Михайлов, Ложечки на первый зубок, серебро, золочение

Последний вопрос к вам обоим – о ваших творческих планах?

В.М. Художнику всегда трудно говорить о творческих планах. Обычно ничего специально не планируешь. Всё делается интуитивно, по наитию. Могу сказать, что сейчас хочется развить тематику христианских праздников. И ещё одна есть идея, как по-светски говорят «на злобу дня», сделать что-то на тему мира. Важно найти образ или какой-то понятный и простой символ.

М.С. Сейчас мы думаем над созданием такой платформы, на которой можно было бы развивать широкий круг художников-ювелиров. Она связана с системой продаж, системой производства и системой изготовления моделей.

Крест килевидный «Три святителя», золото 750°, бриллианты

Крест килевидный «Три святителя», золото 750°, бриллианты

Вот Владимир делает модели, прототипы изделий, своими руками, есть и ювелиры-художники, которые сами делают их вручную. Но современный ювелирный бизнес основан на создании компьютерных моделей. И тут получается противоречие. 3D- программисты, которые работают с компьютером, и художники, которые рисуют, не могут понять друг друга. Виртуальным дизайнерам сложно передать вещь, которая нарисована, она получается какая-то сухая. А художники, не владеющие компьютерными технологиями, не могут им объяснить, как воплотить свой замысел. В нашей фирме этот вопрос решён. Художник Татьяна Хромосеева освоила компьютер, она работает в этих программах и в состоянии грамотно объяснить задачу техническим специалистам. А вот у многих других талантливых людей этой возможности нет. Поэтому задача такой платформы – соединить технических работников и художников. А вообще, мы работаем, накапливаем ресурсы. И одна из наших целей – конечно же, двигаться вперёд.

Как написал некогда великий Ронсар:

«Не кончился еще срок золотого века:
Невольно в наши дни в груди у человека
При виде золота захватывает дух…»

Поделиться: