Автор: Константин Петрович Михайлов
Автор: Константин Петрович Михайлов
Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству
Константин Михайлов. Прагматизм и бескорыстие
Честные собственники
29.02.16 / 17:05
О душевном порыве, подкрепленном наличием денежных средств.

Честный собственник – это миф дореволюционного времени или реалии сегодняшнего дня? Положительные примеры множатся – в том числе в регионах. Градозащитники не только ведут мартиролог утрат, не только встают на пути экскаватора, но и следят за нашими победами в области сохранения и реставрации усадебных комплексов от Москвы до самых до окраин.

Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Константин Михайлов - о тех, кто обрел себя в деле восстановления бесценных осколков нашего великого наследия.

Усадьба Надеждино
Усадьба Надеждино

Обращаясь к теме сохранения и реставрации старинных русских усадеб частными владельцами, прежде всего, стоит обратить внимание на историю восстановления знаменитой усадьбы князей Куракиных Степановское-Волосово на границе Московской и Тверской областей (на левой полосе). Лет десять назад она балансировала на грани гибели. Ее приобрел частный собственник, московский бизнесмен, председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды» Сергей Васильев, который сначала остановил процесс разрушения, а сейчас идет процесс научной реставрации. Этот памятник культуры, один из выдающихся образцов усадебного искусства центральной России, обрел перспективу.

Другой пример – усадьба Хвалевское в Во­логодской области. Когда-то она была построена губернатором Архангельской губернии. В наши дни за дело взялись потомки бывшего владельца. Вера Войцеховская-Качалова, наследница дворян Качаловых, выкупила пустовавшее и разрушавшееся здание у местного муниципалитета. Они вместе с мужем восстановили и превратили его в жилую резиденцию с общественными функциями, включая кружки, курсы и т.п. Там разместился небольшой выставочный зал, уже имеется календарь мероприятий. Любопытная деталь: усадьба расположена в глухом месте на севере Белозерского района – туда и добраться-то непросто. За пределами области о ней мало кто знает. Однако старинное имение ожило.

Усадьба Хвалевское

Усадьба Хвалевское

А началось все с того, что В.Войцеховская-Качалова собирала документы, связанные с биографиями ее предков. Побывала в родовой усадьбе. Судьба заброшенного дома не оставила ее и мужа равнодушными. Сначала они восстановили местную Покровскую церковь, а потом руки дошли и до усадьбы. Из разоренного дворянского гнезда, которое угасало на глазах, нагоняя тоску на приезжающих, возник фокус культурной жизни. Власти Вологодской области стали пропагандировать этот опыт. Туда неоднократно приезжал губернатор, рачительные хозяева удостоились различных премий.

Сами они рассказывали, что когда в беседах с иностранными партнерами они упоминают, что заняты восстановлением старинной родовой усадьбы – а их бизнес связан с налаживанием международных экономических связей, их реноме повышается.

В Липецкой области в усадьбе Скорняково восстановили классическую церковь первой трети ХIХ века. Удалось сохранить все, вплоть до фрагментов фресок, которые переносились на специальные рамы. Теперь там организован церковный приход. Нынешний владелец усадьбы – предприниматель из Москвы Алексей Шкрапкин.

Церковь Михаила Архангела в Скорняково

Церковь Михаила Архангела в Скорняково

Большие надежды связаны с работами в усадьбе Надеждино в Сердобском районе Пензенской области. Она также связана с родом князей Куракиных, с именем «лучезарного» или «бриллиантового» князя Александра Борисовича. Реставрация ведется на средства частного собственника, имя которого почему-то тщательно скрывается. Но усадебный дворец приводится в порядок – это дает надежду, что усадьба уцелеет. Хотя еще недавно она пребывала в зоне риска.

Можно назвать усадьбу Марьино близ города Тосно в Ленинградской области. Ею также владеет частный собственник. Этот дворец графов Строгановых и князей Голицыных связан с именем живописца и архитектора Андрея Воронихина, сначала крепостного, а затем президента Академии художеств. Усадьбу отдали под пансионат, благодаря чему ее удалось спасти. Нельзя сказать, что все здесь соответствует канонам научной реставрации, но мера компромисса все же приемлема. Несомненный позитив – усадьба не только сохранена, но и активно включена в туристический обиход.

Усадьба Марьино близ Тосно

Усадьба Марьино близ Тосно

Есть еще несколько историй, когда обычные люди на свой страх и риск пытаются сохранить исторические объекты без какой-либо помощи со стороны местных властей. Воссоздание усадьбы, как показывает практика, способствует созданию рабочих мест. Туристические объекты неизменно притягивают гостей.

Красино-Убережное на берегу Оки в Тульской области восстанавливает частный владелец Александр Фоатович Ситников, как его называют «первый помещик, вернувшийся в эти места после 1917 года». Фабула из раза в раз примерно одинакова: человек приехал, увидел разрушающуюся усадьбу и влюбился в нее. Александр ездил по Тульской области и присматривался, подыскивал место под загородный дом. Ему показали усадьбу. Для развалин это стало счастливой случайностью. Когда-то в советские времена там была сельская школа. Несмотря на то, что теперь это частная собственность, владелец регулярно проводит встречи выпускников. Одновременно это и туристический объект. Там есть трапезная, где могут пообедать туристы или провести семейное торжество местные.

Усадьба Красино-Убережное

Усадьба Красино-Убережное

Для размеренного вдумчивого восстановления усадьбы необходимо наличие доступных средств у честного частного собственника. Как я убедился в разговорах со многими из них, ни для кого это не был бизнес-проект в чистом виде. Для восстановления усадебного комплекса в сельской местности вряд ли подойдет четкий бизнес-план. Максимум, на что люди рассчитывают – усадьба, будучи восстановленной и включенной в хозяйственный или туристический оборот, хотя бы будет окупать расходы на свое содержание. Такова задача-минимум, которая обычно ставится. Ждать, когда отобьются средства, вложенные в реставрацию, придется, по-видимому, несколько десятилетий. Как правило, это душевный порыв, подкрепленный наличием денежных средств. Надо сказать, это сочетание очень редкое. Поэтому те случаи, о которых идет речь – это скорее не правило, а исключения. Тем не менее, они есть, и не сказать, чтобы единичные.

Когда беседуешь с новыми владельцами усадеб, они так и говорят: «Надо восстанавливать собственную Родину». С их слов, они могли бы купить яхту, самолет, квартиру или виллу в Испании. Но спрашивается – зачем? У нас ничем не хуже – а может, и лучше. Свое, родное. Когда восстанавливаешь усадьбу, испытываешь положительные эмоции уже от самого этого процесса.

Этот опыт надо пропагандировать, но одной пропаганды мало. Необходимо, чтобы государство поощряло таких людей наградами, грамотами, льготами.

К сожалению, статья бюджета, предусматривающая частичную компенсацию средств на восстановление памятников культуры – не работает. Не работала она и в тучные годы. Хотя вряд ли ее реализация нанесла бы государственному бюджету непоправимый ущерб.

Необходим уметь оценивать совокупный результат от возрождения того или иного памятника культуры. Необязательно латифундии огромного размера – пусть и небольшой усадьбы, расположенной в депрессивном районе, где все традиционные советские производства умерли. В то время как в усадьбе есть все, что соответствует интересам и ментальности местных жителей. Там есть, где работать: усадьбу надо развивать, ее надо охранять, возделывать поля, содержать скот – это все более или менее квалифицированный труд. Тем самым создаются рабочие места, платятся налоги. Местная казна имеет постоянный прибыток.
Это надо ценить…

Материал подготовил Юрий Енцов

Поделиться: