Кекины
Честные собственники
19.10.16 / 05:05
Приезжая в Ростов Великий, каждый первым делом направляется к кремлю, полюбоваться его куполами и башенками, сияющими серебром на фоне неба. Однако внимательный исследователь знает, что это не единственное сокровище города, достойное созерцания и изучения. На когда-то парадной улочке города, старинной Московской, а ныне Ленинской, ждёт своих гостей настоящая жемчужина Ростова – Музей ростовского купечества. В древности здесь город, расположившийся на берегу озера Неро, на пересечении торговых путей между Москвой, Ярославлем, Угличем и Суздалем, считался чуть ли не торговой столицей России. Об этом свидетельствует местная ярмарка, на которую ежегодно съезжались более 45 тысяч человек со всех концов страны. На ней продавались как товары местного производства, так и привозные: хлеб, овощи, рыба, сливочное масло, мыло, посуда, семена, пряжа, полотно и кожа. В середине XIX века в городе преобладала оптовая и транзитная торговля салом, сливочным маслом, поташом, козьим пухом, мёдом, цикорием, зелёным горошком, бумажной пряжей.
Ростов Великий с колокольни Спасо-Яковлевского монастыря.
Ростов Великий с колокольни Спасо-Яковлевского монастыря.
Фото С.М. Прокудина-Горского, начало XX века

Уютный купеческий особняк на Московской, построенный в конце XVIII – начале XIX века в стиле классицизм, принадлежал славному роду Кекиных. Эта семья по праву может считаться оплотом города и его гордостью. Талантливые и трудолюбивые купцы, сначала они стали «сокольими помытчиками», поставлявшими птиц к царскому двору. Затем получили в собственность земли и наладили торговлю по всей России и за её пределами – от Петербурга и Казани до Самарканда и Бухары.

Ростов Великий. Дом А.Л. Кекина. Сейчас в нем размещается музей купечества. Современное фото

Меценатство было в крови у русских людей, и ростовские купцы не стали исключением. Заработав внушительный капитал, Алексей Леонтьевич Кекин обратил свой взор на родной город. На его личные средства были построены гимназия, которая до сих пор является самым величественным светским зданием Ростова, жилые дома, льняная мануфактура. Возможностью учиться, жить и работать его помощь не ограничилась – он отреставрировал разрушавшийся Ростовский кремль и открыл в нём музей в 1883 году. Огромную по тем временам сумму в 8 миллионов рублей (более 10 миллиардов в современных деньгах) он также завещал городу.

В доме-музее этой семьи есть словно два измерения. С одной стороны, гостиная, будуар, столовая и рабочий кабинет, сохранённые почти нетронутыми, приглашают увидеть быт купечества XIX века – какие шляпки носили дамы, из каких чашек пили чай, под какую музыку танцевали на званых вечерах. Но этот простой домашний уют и тепло семейного очага соседствуют с куда более масштабными свидетельствами городского строительства, торговли, меценатских проектов и заботы о древнем наследии Ростова. Эта двойственность музея притягивает и очаровывает – за сухими цифрами пожертвований встают реальные люди, а за жизнью одной семьи проступает облик самой России.

Усадьба Кекиных в Ростове на  Московской улице. Открытка начала XX века

Ростовская земля всегда была богата на благотворителей, в этом стремлении Кекины были не одиноки. Передняя их особняка посвящена этим ростовским меценатам. На средства купца А. А. Титова была построена богадельня, Д. М. Плешанов жертвовал детскому приюту и холерной больнице, В. И. Королёв открыл в местной больнице отделение для престарелых и больных женщин. Немало делалось и для сохранения наследия города: Д. С. Иванов содействовал охране городского вала, А. А. Титов организовал на территории кремля Музей церковных древностей.

Портрет Алексея Леонтьевича Кекина (1838-1897 гг).Купца первой гильдии, почетного гражданина города Ростова. А.И. Звонилкин, конец XIX века

Гостиная зала даёт представление о «праздничном» времяпрепровождении семьи, об убранстве, принятом в богатых купеческих особняках. В этой парадной комнате пол покрыт паркетом и коврами, двери занавешены портьерами, окна – гардинами в пол. В гостиной также должны были обязательно находиться большой и малые диваны, круглый стол, кресла, картины на стенах. Эта мебель по европейской художественной моде покрывалась шпоном из красного дерева или ореха, драпировалась шёлком, бархатом, шерстью, кожей. Также в гостиной присутствует рояль, обязательный атрибут музыкальных вечеров. В витринах можно увидеть серебряные предметы, принадлежавшие разным членам семьи: кубки, чайники, молочники и чашки.

Кекин пожертвовал 27100 рублей (огромная сумма по тем временам) на восстановление Ростовского Кремля. Фото С.М. Прокудина-Горского, начало XX века

Будуар предназначался для чтения книг, рукоделия, отдыха и приёмов. Сейчас в нём можно увидеть типичные предметы подобного дамского кабинета XIX века: письменный стол, женский рабочий стол, низкие диваны и кресла, швейная машинка и книжные шкафы. Помимо них неизменный восторг вызывают сохранившиеся женские платья и костюмы из шёлка, бархата и батиста, изящная галантерея. Среди купеческого сословия господствовало убеждение, что быть одетой слишком модно – дурновкусие и легкомысленность. Несмотря на эту кажущуюся строгость, красота дамских туалетов всё равно сохранялась, ведь даме необходимо было быть готовой в любой момент встретить гостей, нагрянувших с визитом. Наряды дам того времени подчинялись европейской моде, потому многие традиционно русские предметы хранились в сундуках как реликвии, например, кокошник, расшитый жемчугом и драгоценными камнями, принадлежавший А. А. Кекиной.

А.Л. Кекин основал фабрику «Рольма» (Ростовская льняная мануфактура), чтобы малообеспеченные граждане нашли себе работу

Эти милые безделушки рассказывают о жизни женщины гораздо больше, чем сухие исторические справки. Дополнить образ обеспеченной барышни купеческого сословия помогают воспоминания А. Л. Кекина о своей матери: «…не похожа… была на купчих, а на барыньку: невысокого роста, круглолицынькая, не худая, но и не толстая, средняя; беленькая, нежненькая, ... грациозная, с милыми голубыми глазками, прекрасные русые волосы и коса; прекрасного нрава, довольно умна. Нежная, кроткая, добрая… Мамочка хорошо вышивала, могла кроить… писала плохо… На фортепьянах играла с 3 пиесы, в преферанс играла по маленькой с дамами. Она не танцевала, кроме польского экосеза».

Столовая была местом, где собиралась вся семья, поэтому она была особенно уютной, красивой и способствующей расслаблению. Считалось, что столовая должна быть ориентирована на север, «не сопрягаться с передней, чтобы не было видно ни любопытных, ни прислуги, толпящихся там, и чтоб при отворении двери гости не чувствовали ни холода, ни сквозного ветра». Удобная мебель, красивая посуда и картины, напоминающие о поваренном искусстве, дополняли интерьер. Ими можно полюбоваться и сегодня. Рутинное приготовление пищи обычно было заботой кухарок, но несколько раз в году и сама хозяйка дома спускалась на кухню. Варенье и соленья приготовлялись ею лично два-три раза в году. В марте делался годовой запас рыбы (осетры, белорыбица, белуга, севрюга, стерлядь), которая солилась и мариновалась по собственному рецепту хозяйки. В конце ноября, когда «по первопутку» в Ростов привозили говядину, свинину, птицу, она солила её, чтобы хранить в ледниках. Одной из комнат купеческого дома был кабинет.

После смерти Кекина, по завещанию Ростову перешло более 2 млн рублей. В завещании было несколько условий, одно из которых гласило, что в Ростове должна быть учреждена гимназия. Гимназия имени Кекина до сих пор стоит, там идут занятия.

Существовали рекомендации по его обустройству: хорошее освещение, расположение окнами во двор или в сад для защиты от постороннего шума. Мебель включала просторный письменный стол, библиотеку, бюро, диваны, кресла. Обстановка часто дополнялась этажеркой, подставкой для книг, ландкарт и портфелей, футлярами для хранения рукописей, подсвечником, консольными часами. А. Л. Кекин проводил в нём многие часы, работая и читая. Богатая библиотека позволяет судить о его эрудиции и образовании: в ней есть книги по истории, географии, философии и даже ботанике.

Музей-усадьба Кекиных рассказывает нам о нескольких поколениях этой семьи, посвятивших себя не только добыванию богатства, но и заботе о слабых, больных, о великом наследии Ростова Великого. На примере этой удивительной семьи можно в деталях проследить путь русского купца-мецената XIX века. Сегодня этот путь всё чаще выбирают просвещённые и обеспеченные люди, и нам не стоит забывать, что меценатство, забота о ближних – неотъемлемая часть русской культурной традиции.

Поделиться: