Автор: Владимир Бобылёв
Ювелирная история
Честные собственники
21.10.16 / 06:06
Почти у каждой европейской столицы есть свой квартал ювелиров: набережная Орфевр в Париже, Хаттон Гарден в Лондоне, Николаифиртель в Берлине, где стоял дворец придворного ювелира Эфраима, наконец, Кузнецкий мост в Москве. В императорском Петербурге такой улицей была Большая Морская, известная среди городских обывателей под названием Бриллиантовой. Здесь находились магазины и представительства ювелирных фирм Карла Болин (дом 10), Карла Фаберже (дом 24), Карла Бок (дом 9). В здании № 27 располагался магазин общества «Русские самоцветы» Алексея Кузьмича Денисова-Уральцева. С 2010 года в бывшем доме торгового дома «К.Э. Болин» располагается бутик ювелирного дома Cartier.
Тиара работы Шверина, фирмы «К.Э. Болин»
Тиара работы Шверина, фирмы «К.Э. Болин»

До 1917 года по адресу Большая Морская, 10 располагался дом крупнейших ювелиров Российской империи - семьи Болин. Восточный фасад здания выходит на набережную реки Мойки, 55 и является практически зеркальной архитектурной копией северного. Между ними расположено огромное домовладение фирмы, выстроенное в форме буквы «ш». Здесь располагались магазин, мастерские, квартира самих членов семьи и доходные помещения, сдававшиеся в аренду. Целый многофункциональный комплекс. Здание было построено в 1874-1875 годах архитектором Василием Ивановичем Шауб и «свободным художником» Францем-Фердинандом Миллером.

Большая Морская дом 10. Контора фирмы К.Э. Болин. Фото начала XX в.

Дом выстроен в стиле эклектики, его фасады декорированы пилястрами, колоннами ионического и дорического ордеров. Фасад на Большой Морской на уровне второго этажа украшала эмблема торгового дома. Над средним окном был изображён двуглавый орёл. Право использования малого государственного герба в эмблематике частных компаний даровалось исключительно поставщикам императорского двора. По сторонам от орла располагалось название торгового предприятия на русском и французском языках. Вариант надписи на кириллице сохраняется на фасаде до сих пор. Фасад, выходящий на набережную Мойки более жилой, уютный. Кроме входной парадной двери с правой стороны, слева расположена арка и ворота во внутренний двор.

Карл Эдуард Болин. Автопортрет

Основатель фирмы Болин – бриллиантовых дел мастер Андрей Рёмплер, приехал в Санкт-Петербург из Саксонии в конце XVIII века. Однако название торговому дому дал его зять молодой бухгалтер и впоследствии компаньон Карл Эдуард Болин, возглавивший компанию в 1835 году. Он стал придворным ювелиром Дома Романовых, дослужился до звания оценщика Кабинета Его Императорского Величества, был награжден золотыми медалями на Аннинской и Владимирской летах. Всемирная слава к Болинам пришла после знаменитой выставки 1851 года в Хрустальном дворце в Лондоне. Получив первое место в позиции «ювелирные украшения», они показали, что у них нет соперников и за пределами России.

Тиара Софьи Николаевны Меренберг, внучки А.С. Пушкина по заказу её супруга Великого князя Михаила Михайловича. Серебро, золото, украшена 70 рубинами и 822 бриллиантами, 1890-е гг.

Ювелирную династию Карла Болина продолжили его сыновья Эдуард Людвиг (1842-1926) и Густав Оскар Фридрих (1844-1916). На Всероссийской мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге в 1870 году фирма была признана ведущим российским ювелирным домом. Он получил «первое место как по изяществу рисунка, совершенству работы, так и по высокой ценности изделий» и высшую награду – «право употребления Государственного герба», «за совершенную чистоту ювелирной работы, искусный подбор камней и изящество рисунков». А в 1912 году Николай II пожаловал семейству потомственное дворянство. На это имели право лишь те торговые дома, которые обсуживали государство не менее ста лет.

Нефритовая табакерка с вензелем Николая II, фирма «К.Э. Болин»

В мастерской Болина на Большой Морской улице 10 работало более 50 человек. Болины в своих изделиях делали упор на классику и эксклюзивность. Их работе принадлежит знаменитый свадебный венец датской принцессы Дагмар, будущей императрицы Марии Федоровны, а также свадебная парюра великой княгини Марии Александровны, супруги британского принца Альфреда. Набор состоял из венца на растительную тематику, украшенного бриллиантами и рубинами, ожерелье и кольцо с рубином, большой броши, сережек и браслета из 12 бриллиантов огранки кушон. Подлинным шедевром стал заказ на ожерелье и диадему с 800 бриллиантами и колумбийскими изумрудами, изготовленные мастером Швериным по заказу императрицы Александры Федоровны в 1900 году.

Всем хорошо известна тиара королевы Великобритании Елизаветы II, украшенная каплевидными жемчужинами, расположенными по центру 15 бриллиантовых колец. Но мало кто знает, что родилась она именно здесь в доме на Мойке в 1874 году. Это так называемая Владимирская тиара или Узел любви. Украшение было заказано великим князем Владимиром Александровичем для своей будущей супруги Марии Павловны, принцессы Мекленбург-Шверинской за 48 тысяч рублей. После революции 1917 года по просьбе владельцев тиара вместе с остальными драгоценностями были вывезены из дворца Альбертом Стопфордом известным британским дипломатом и арт-дилером, работавшим на фирму Cartier.

Мария Федоровна (портрет работы И. Крамского) в диадеме работы фирмы «К.Э. Болин»

В эмиграции Романовы, представители бывшего царского рода, оказались в стесненном материальном положении, и были вынуждены продать часть своих украшений британскому королевскому дому. Владимирская тиара поступила в коллекцию королевы Марии Текской, супруги Георга V и по сей день находится в Винзорском дворце. Интересно, что именно фирма Cartier сделал жемчуга съемными, заменив их изумрудами. Тиара стала любимым украшением её внучки правящей королевы Елизаветы II.

Интересная историческая параллель. Известно, что именно великая княгиня Мария Павловна покровительствовала ювелирному дому Cartier. Влюбившись в продукцию фирмы еще в 1900 парижском бутике, она способствовала открытию магазина Cartier в гостинице «Гранд Отель Европа» в Санкт-Петербурге в 1907 году. Также с её согласия на первом этаже Владимирского дворца была открыта временная торговля ювелирными изделиями компании. Клиентами Cartier стали многие представители русской аристократии, включая князей Юсуповых, приобретших казненной французской королевы Марии Антуанетты.

Английская королева Елизавета II во Владимирской тиаре

Несмотря на то, что интерьеры дома на Мойке 55 не сохранились после того, как во время Великой Отечественной Войны в него попала бомба, внешний фасад поддерживается в первозданном виде. После реставрации 2010 года он остается таким же, каким был построен при Болинах. Новый владелец ювелирный дом Cartier на собственном примере понимает важность сохранения исторического и культурного наследия, значение слов «преемственность» и «честь имени», торговой марки. Недаром до революции русские купцы называли свои торговые дома по имени владельца или основателя. Это не только являлось гарантией качества для партнёров и клиентов, но и придавало особую ответственность перед прошлыми и будущими поколениями. Ведь культурное наследие – это такое же штучное и уникальное явление, как и произведение ювелирного искусства.

Поделиться: