«Доктор-реставратор» Пётр Дмитриевич Барановский
Имена
21.04.16 / 12:12
Пётр Дмитриевич Барановский - архитектор, реставратор памятников древнерусского зодчества, основатель музея в Коломенском и музея имени Андрея Рублёва в Андрониковом монастыре. Это имя известно каждому мало-мальски понимающему в вопросах реставрации памятников человеку, Барановский не нуждается в представлении, хвалебные эпитеты неуместны рядом с ним.
1915 год
1915 год

«Нельзя не вспомнить
с благодарностью»,
- так сказал о нем
Святейший Патриарх
Алексий II.

 

Барановский из безземельных крестьян Смоленской губернии. В 1912 году поступил в Московское строительно-техническое училище, где учился заочно, на правах вольного слушателя. Подрабатывал помощником архитектора в Москве, Туле и Асхабаде. В 1914 году, недоучившись, был мобилизован на фронт. В чине подпоручика служил в Третьей инженерной дружине, руководил строительством военных укреплений на Западном фронте. Находил время для обследования памятников деревянного зодчества XVII – XVIII веков на территории Волынской губернии и Полесья.

Свято-Троицкий Болдин монастырь

После Первой мировой, весной 1918 года, Барановский с золотой медалью окончил Московский археологический институт (из 27 предметов – 26 на «отлично»), и сразу же был зачислен в Московское археологическое общество.

Тема его диссертации – Свято-Троицкий Болдин монастырь в Смоленской области. Одной из жемчужин Болдина была усыпальница князей Долгоруковых. Молодому реставратору удалось убедительно доказать авторство архитектора Федора Савельевича Конь, который построил Белый город в Москве и Смоленский кремль. Лишь спустя несколько десятилетий, в 1963 году, Барановский добился начала реставрационно-восстановительных работ в обители, но заканчивать проект пришлось его ученику, архитектору-реставратору Александру Михайловичу Пономарёву.

Северная экспедиция, 1920-е годы. Г.О.Чириков и П.Д.Барановский

Северная экспедиция, 1920-е годы. Г.О.Чириков и П.Д.Барановский

Тем временем в стране полыхала гражданская война. Применение тяжелой артиллерии в городах наносило катастрофический урон архитектурному наследию. Всем известны кадры последствий обстрела большевиками Кремля. Крупное восстание охватило Ярославль. Белогвардейский «Союз защиты родины и свободы» и вооруженные силы под командованием полковника Перхурова, заняли центр города, расположив свой штаб на Богоявленской площади, возле Спасо-Преображенского монастыря. Большевики вели ураганный обстрел из артиллерии и бронепоездов со станции Всполье, было сброшено более 12 пудов динамитных бомб. Многие памятники архитектуры были беспощадно разрушены, в городе бушевали пожары.

Петр Барановский вместе с Игорем Грабарем добились согласия властей на проведение консервационных работ. Сильные дожди могли погубить уникальные фрески. Здания, оставшиеся без кровли, прикрывались брезентом. Барановский вспоминал: «Будучи назначенным руководителем работ, я организовал там, сперва реставрационную комиссию из местных знатоков старины, специалистов-строителей, а потом – мастерскую. Первые четыре года был просто руководителем и исполнителем работ. Последующие шесть лет – председателем реставрационной комиссии и научным руководителем».

Параллельно с противоаварийными и ремонтными работами он исследовал древние постройки, изучал кирпичную кладку, следы срубленных наличников, поясков, карнизов. Основные открытия были сделаны им при исследовании митрополичьих палат, которым удалось в процессе реставрации вернуть изначальный облик. Барановский восстанавливал памятники в Угличе, Ростове Великом, Мологе.

Период после окончания Гражданской войны и до начала сталинизма Петр Дмитриевич вспоминал как самый счастливый и плодотворный. Это был настоящий подъем новых направлений в науке и общественной жизни. В перерыве между двумя эпохами массового террора творческая интеллигенция смогла вздохнуть свободно и заняться исследованием тайн древности. В эти годы Барановский проводит историко-архитектурные экспедиции: Беломорско-Двинскую, Новгородскую, Обонежскую, Карельскую, Соловецкую, Беломорско-Онежскую, Грузинскую, Белорусскую, на Верхнюю Волгу.

В 1933 Барановский был репрессирован и отбыл трехлетнее заключение и ссылку в Мариинском лагере в Кемеровской области. После освобождения экспедиции были продолжены: в Западную Украину (1955), Азербайджан (1938), по памятникам Кавказской Албании (1939-1941), в Дербент (1940). Для реставратора большое значение имела проблема культурных взаимосвязей, рецепций и преемственности между разными культурами на Кавказе. Во второй половине 1940-х годов он проводит три подряд экспедиции по теме «Связи в архитектуре Древней Руси с Кавказом, Византией и Балканскими славянами». Он проводит обмеры и обследования памятников, фотофиксацию, занимается эскизным проектированием.

Произведенные им во время экспедиций обмеры имели огромную ценность, по ним было возможно точное восстановление утраченных памятников. При производстве обмеров власти не предоставляли технической поддержки, а постройки, особенно колокольни храмов, были очень высокие. Барановскому приходилось всё делать вручную, используя свою находчивость, изобретательность и подручные материалы.

В 1941 год Пятницкая церковь XII века в Чернигове практически полностью была разрушена. Благодаря исследованиям руин этого памятника архитектор П. Д. Барановский смог воссоздать его первозданный вид

Архитектор-реставратор Гунькин, участвовавший в экспедициях Барановского, писал: «Вспоминается случай настоящего бесстрашия Петра Дмитриевича. Нужно было сфотографировать фрагмент первоначальной кладки в Пятницкой церкви. Но как? Лесов нет. И он берёт доску, выпускает один её конец далеко от стены, а второй закрепляет. Становится на доску лицом к стене и, пятясь понемногу, доходит до места, откуда нужный ему фрагмент входит в кадр».

Барановский начал реставрацию Казанского собора на Красной площади, однако, собор был снесен властями. Но именно по чертежам Барановского Московскому городскому отделению ВООПИиК в начале 1990-х годов удалось разработать проект и добиться восстановления собора.

Одним из основных достижений Барановского стала реставрация Коломенского. Здесь проявились его черты организатора: повышенная требовательность, высокий профессионализм, отсутствие права на ошибку, энциклопедические знания. Он оказался не только великолепным архитектором и реставратором, но и блестящим музейным работником. Созданная в Коломенском экспозиция прослеживала историю от времен Дьяковского городища до правления царя Алексея Михайловича. Коллекция музея выросла с нуля до нескольких сотен экспонатов и книг.

Важнейший этап в жизни реставратора - возрождение Крутицкого патриаршего подворья, памятника XIII – XVI веков. Работы Барановский вел в составе коллектива Центральных научно-реставрационных мастерских, а с 1969 года - в рамках Научно-реставрационной мастерской МГО ВООПИиК.

Реставрационные работы на Крутицком подворье под руководством П. Барановского велись с 1949 по 1979 годы

Крутицкий дворец находился в аварийном состоянии. Терем завалился, разъезжались стены, нуждался в замене фундамент. Успенский собор был практически неузнаваем. Здесь обучались мастерству будущие каменщики, белокаменщики, резчики, позолотщики, мастера и подмастерья, начинающие реставраторы, здесь рождалась московская реставрационная школа. Академик Виноградов, писал: «У нас была мечта – освободить всю территорию Крутицкого подворья от посторонних организаций и возродить его в том виде, в каком оно было в царствование Алексея Михайловича. Мы мечтали возродить не только архитектурный ансамбль, но и весь этот живописный уголок, – сады, источники. Барановский рассчитывал, что со временем, когда мы отреставрируем большую часть комплекса, здесь будет культурный центр – музей, студии, лекционные залы».

Барановский спас от уничтожения и Спасо-Андроников монастырь. Исследователь в руинах комплекса сумел «рассмотреть» сохранившиеся драгоценные древности - белокаменный Спасский собор начала XV столетия и трапезную палату начала XVI века. На фото работы по восстановлению монастыря. 1950-е годы

Тяжелым периодом для культурного наследия страны стала хрущевская эпоха. Сносы исторических памятников возобновились с довоенным размахом. В 1957 году Барановский говорил будущему известному историку искусств, профессору, а в то время начинающему художнику и москвоведу, Александру Сергеевичу Трофимову: «Наступило время, напоминающее 30-е годы. Необходимо сплотить все культурные силы и отстоять, во что бы то ни стало, Москву, а по Москве будут равняться остальные города России».

На защиту зданий Петр Дмитриевич привлекал не только архитекторов, но и государственных деятелей. По просьбе Барановского в 1959 году великий советский авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев, надев генеральскую форму, лично приехал во двор бывшей усадьбы Головиных в Кисловских переулках и попытался остановить снос. Но производивший работы лейтенант-сапер выдворил генерала Туполева со стройплощадки, объяснив, что служба, мол, такая…

В связи с этим вспоминается аналогичный случай из дореволюционной истории России. В занятом русскими войсками турецком городе Трапезунде сохранялось огромное количество древних византийских памятников. Туда прибыл выдающийся археолог академик Федор Иванович Успенский. Надев генеральскую форму, соответствовавшую его гражданскому чину по табели о рангах, он явился к командующему гарнизоном города и получил поддержку и людей для проведения необходимых исследований и раскопок. То были другие времена и другая страна.

Через два года после уничтожения головинской усадьбы, происходит еще один случай, глубоко потрясший Петра Дмитриевича: в Витебске сносят один из древнейших русских храмов – Благовещенскую церковь XII века. Предлог прост: горком партии принял решение построить на его месте танцевальную площадку для молодёжи. Барановский вел «поминальник» - реестр уничтоженных архитектурных памятников.

Одним из главных достижений работы Барановского в области охраны памятников культуры стало создание клуба «Родина», в который вошли такие мэтры как Павел Корин, Леонид Леонов, Сергей Конёнков, Илья Глазунов, Игорь Русакомский, а также космонавт Леонов и авиаконструктор Антонов. В 1965-1966 годах с группой единомышленников Барановский добился создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Эта организация в течение пятидесяти лет изучает, реставрирует и сохраняет от уничтожения историко-архитектурное наследие нашей Родины.

После обмеров и фрагментарной реставрации власти начали снос древнего здания палат Старого Английского двора на Варварке. П. Барановскому потребовалось немало усилий, чтобы остановить это варварство, а реставрационные работы, проведённые в 1968-1972 гг. великим реставратором, позволили вернуть Москве этот памятник

В своих воспоминания архитектор Олег Журин назвал Барановского «доктором-реставратором», подчеркивая его отличие от «врачей-реставраторов». По его словам, Петру Дмитриевичу была свойственна универсальность, умение сразу же выявить проблемы состояния памятника, найти неординарные способы их решения. Барановского отличала феноменальная память, тонкая интуиция, искренняя любовь к «пациенту».

Другая грань личности – семейная жизнь. По словам его дочери, Ольги Петровны, это был удивительно скромный человек. Большую часть жизни вместе с супругой Марией Юрьевной, Петр Дмитриевич прожил в Новодевичьем монастыре, в пристройке к крепостной стене, рядом с местом заточения царевны Софьи. Их соседом был известный художник, граф Василий Павлович Шереметев (1922-1989). Позднее семье Барановского выделили отдельную комнату в здании больничных палат монастыря, а уже потом, под конец – отдельную квартиру.

Памятная доска Петру Дмитриевичу Барановскому на Крутицком подворье

Памятная доска Петру Дмитриевичу Барановскому на Крутицком подворье

Петр Дмитриевич первым в России сформулировал методы консервации руин памятников архитектуры, первым предложил создать комплексные охранные зоны для групп памятников, первым в России разработал и применил способ восстановления взорванных памятников, первым применил метод фрагментарной реставрации памятников.

Он инициировал и создал музей Андрея Рублева, определил точное место погребения великого художника. А еще он восстановил после Великой отечественной войны исторические города: Смоленск, Псков, Новгород, Юрьев-Польской, Вязьму, Керчь, Феодосию.

Москва. Донской монастырь. Некрополь. Могила Петра Дмитриевича Барановского

Москва. Донской монастырь. Некрополь. Могила Петра Дмитриевича Барановского

В России нет памятника Петру Дмитриевичу Барановскому, нет улицы Барановского или хотя бы переулка. Есть несколько установленных благодарной общественностью памятных табличек, одна из них - рядом с той комнаткой в Новодевичьем монастыре, которую ему выделила когда-то советская власть.

Поделиться: