Автор: Юлия Ракитина
Автор: Юлия Ракитина
Искусствовед, специальный корреспондент "Россiя. Наследие"
Николай Львов, русский Леонардо
Имена
10.08.16 / 05:05

«Сей человек принадлежал к отличным и немногим людям, потому что одарен был решительною чувствительностью к той изящности, которая с быстротою молнии наполняя сладостно сердце, объясняется часто слезою, похищая слово. С сим редким и для многих непонятным чувством он был исполнен ума и знаний, любил науки и художества и отличался тонким и возвышенным чувством, по которому никакой недостаток и никакое превосходство в художественном или словесном произведении укрыться от него не могло. Люди, словесностью, разными художествами и даже мастерствами занимавшиеся, часто прибегали к нему на совещание и часто приговор его превращали себе в закон»

Г.Р. Державин

Россия всегда была богата на гениальных творцов – художников, писателей, архитекторов и ученых. Однако среди них был один, которого еще при жизни звали «русским Леонардо». Блестяще образованный аристократ и остроумный любимец женщин, Николай Львов был самой яркой звездой на небосклоне Русского Ренессанса. Он достиг успехов в архитектуре, археологии, химии, геологии, механике, этнографии, переводах с древнегреческого, стихосложении, рисовании… Список его увлечений, страстей и побед можно продолжать бесконечно.

Сегодня самая яркая часть его наследия – архитектурные памятники, до сих вызывающие споры среди ученых. Влияние Палладио и античной классики, зашифрованные масонские символы (Львов принадлежал к этому древнему ордену), и конечно, гармоничная, величественная красота его творений – рукотворный памятник, воздвигнутый великим архитектором не столько себе, сколько сиятельному XVIII веку России.

***

Николай Александрович Львов родился в 1753 году в имении Никольское-Черенчицы недалеко от Торжка, в Тверской области. Веселый, любознательный и непоседливый ребенок, он счастливо избежал участи многих дворянских детей рано пресытится жизнью: "лепетал несколько слов по-французски, по-русски писать почти не умел... к счастью, не был богат и, следовательно, разными прихотями избалован не был". Так о детстве Львова отзывался его биограф М. Н. Муравьев.

В 18 лет он попал в Петербург, где начал службу в Измайловском полку. После недолгой службы в армии, Львов ушел в отставку в чине капитана и отправился путешествовать по Европе. Благодаря знакомству с многовековым наследием европейской цивилизации во Франции, Испании, Италии и Германии личность гениального архитектора окончательно сформировалась. "Не было искусства, к которому бы он был равнодушен, не было таланта, к которому бы он не проложил тропинки, все его занимало, все возбуждало его ум и разгорячало сердце... Музыка, стихотворство, живопись, лепное художество, но предпочтительно архитектура стала любимым предметом его учения" – писал Муравьев.

В любви Львов был столь же пылок и настойчив, как и в науках. В доме своих дальних родственников он встретил Марию Дьякову, юную, прекрасную – и, в отличие от молодого архитектора, обеспеченную деньгами и высоким положением в обществе. Родители барышни отказали Львову, когда тот просил ее руки, но его это не остановило. При помощи своего друга, поэта Василия Капниста, он тайно обвенчался с Марией, когда та ехала на бал с сестрой. Их брак оставался в секрете четыре долгих года.

За это время Львов порядочно преуспел. У него появился могущественный покровитель, статс-секретарь Екатерины II Александр Безбородко. Сама императрица высоко оценила архитектурный гений Николая Львова – несмотря на то, что он нигде не учился, его проекты отличались красотой, изяществом и осмысленной функциональностью. Естественно, что молодой архитектор, получивший одобрение самой императрицы начал получать заказы – Невские ворота Петропавловской крепости, Петербургский почтамт… "Четвертый год как я женат...легко вообразить извольте, сколько положение сие, соединенное с цыганскою почти жизнию, влекло мне заботы, сколько труда... не достало бы конечно, ни терпения моего, есть ли бы не был я подкрепляем такою женщиной, которая верует в Резон, как во единого Бога" - писал Н.А. Львов в письме к одному из приятелей.

Видя успех Львова, родители Дьяковой все же дали свое согласие на брак и начали готовиться к свадьбе. Поскольку вторичное венчание недопустимо, в последний момент молодые сознались, что не дождались родительского благословения, а чтобы приготовления к свадьбе не прошли даром, было решено обвенчать горничную и лакея.

Жизнь Львовых была прекрасна. У них родились два сына и три дочери, а в их доме был организован литературный салон, который посещали виднейшие творцы своего времени: Боровиковский, Капнист, Хемницер, Оленин, Левицкий и Державин, ставший Львову близким другом на всю жизнь. Сам архитектор тоже был увлечен литературой и музыкой: он собирал народные песни и писал оперы.

Львов умер в 1803 году, вскоре после его смерти ушла за ним и его жена. Верный друг семьи Державин взял на воспитание трех их дочерей. Николай Львов прожил всего 50 лет, однако даже это недолгое время он успел оставить огромное культурное наследие. Его литературные и научные труды посвящены самым разным темам: от сборника «Собрание русских народных песен с их голосами» (1790) до работы по отоплению и вентиляции «Русская пиростатика, или употребление испытанных каминов и печей» (1795). Однако наибольшую известность Николай Львов получил как отец русской усадьбы.

***

Архитектурное наследие Н. А. Львова столь же многогранно, как и его личность. Именно Львов приспособил итальянскую ротонду (круглый купольный зал) к условиям России. Например, церковь-ротонда в его имении спроектирована таким образом, что вечернее солнце сначала золотит купол, а затем заходит в свое жилище, «храм солнца».

Благодаря тонкому вкусу и глубоким познаниям классической архитектуры, Львов создал ту дворянскую усадьбу, которую мы сегодня почитаем за образец. На смену громоздкому деревенскому дому пришли изящные строения русского классицизма с портиками, пилястрами и колоннами. Располагая особняки на возвышенностях и холмах, львов заботился не только о прекрасном виде, открывающемся для хозяев, но и о гармонии с природой – сады и парки обрамляли строения так, чтобы гармонизировать пространство, чтобы архитектура становилась естественным продолжением пейзажа.

Удобство домов, спроектированных Н. А. Львовым, было одним из важнейших достоинств. Неутомимый изобретатель, он создал систему воздушного отопления. В его усадьбе камин работал кондиционером: воздух, нагреваемый в нем, попадал в трубы, шел в особые вазы с розовой водой и распространялся по комнатам ароматным и теплым.

Самые известные творения Льва расположены в Петербурге и его окрестностях. Например, Приоратский дворец, Наумахия и амфитеатр в Гатчине, построенные с использованием революционного метода землебития, изобретенного Львовым. Усадьба Державина на Фонтанке, при которой разбит «Польский сад» была построена Львовым для своего друга, и в ней же позднее жили осиротевшие дочери архитектора. Или удивительная Троицкая церковь, больше известная как «Кулич и Пасха». Это изящное строение является не только образцом русского классицизма, но и остроумной архитектурной шуткой. Сама церковь имитирует кулич своей ротондой с колоннадой, а колокольня очень похожа на пасху.

Как автор соборов Львов известен в первую очередь Борисоглебским собором в Торжке, собором святого Иосифа в Могилёве и церковью великомученицы Екатерины в городе Валдай. Усадьбы, так полюбившиеся современникам архитектора, разбросаны по Тверской, Новгородской, и Московской областям. Среди них есть и дворцовые комплексы, такие как знаменитый «Знаменское-Раек», так и более скромные обиталища, такие как усадьба «Введенское» Московской области.

Львова увлекали и малые архитектурные формы наряду с величественными соборами и дворцами. Он является автором удивительного погреба-пирамиды в усадьбе Митино, арочного валунного моста усадьбы Василёво, колокольни в селе Ивановка. Дома, церкви и почтовые станции, мосты, и даже всем известные верстовые столбы на дороге из Петербурга в Москву - все это архитектурное наследие Н. А. Львова.

***
Сегодня архитектурные памятники русского Леонардо находятся в разном состоянии. Что-то прекрасно сохранилось, но многим требуется реставрация. Одним из таких объектов является Приоратский дворец в Гатчине. Бомбардировки во время Второй мировой войны принесли большой ущерб дворцу, в 1944 году Приорат был заминирован. Несмотря на то, что в непосредственной близости от здания рвались фугасы, обладавшие огромной разрушительной силой, дворец уцелел. Его невероятная прочность породила миф о том, что Львов утаил от потомков рецепт чудодейственного раствора, превращавшего землю в камень. Реставрационные работы были начаты в 1978 году с проведения раскопок, затем были укреплены фундаменты и башня, восстановлены Капелла и комнаты второго этажа, заново изготовлены по образцу утраченные кессонные перекрытия, крыши покрыты листовым железом. Реставрация дворцовых стен велась с соблюдением технологии строительства XVIII века.

В то же время, многим творениям Львова еще требуется оказать помощь, например, Екатерининской церкви в селе Мурино под Петербургом. Спроектированная для графа А. Р. Воронцова, она требует безотлагательной реставрации. Муринская церковь создана в традиционном русском стиле и овеяна образами древнего зодчества. Состоящая из нескольких ярусов, она сочетает дерево и камень. Цокольный ярус выполнен в камне, а находящиеся выше восьмигранная колокольня и ротонда с колоннадой – в дереве. Иконостас, выполненный в виде разомкнутой античной ротонды, был расписан Боровиковским.

Усадьба Знаменское-Раек является счастливым образцом успешно проведенной реставрации Львовского наследия. Она была построена во второй половине XVIII века, задуманная и спланированная как место приема и отдыха царских особ на пути из Санкт-Петербурга в Москву. Сложность научной реставрации Знаменского-Райка состояла в том, что сохранилось крайне мало документов, описаний, фотографий, по которым можно было бы восстановить облик усадьбы. Было несколько акварелей середины ХIХ века, они и стали отправной точкой при разработке проекта реставрации интерьеров. В ходе работы было обнаружено ряд ценнейших находок, который потом были отреставрированы: под 27 слоями поздней штукатурки были обнаружены уцелевшие росписи, при раскопках были обнаружены осколки керамических ваз, в которых высаживали растения, также были обнаружены элементы устройства воздуховода, изобретенного Львовым. Основной этап восстановительных работ занял почти 10 лет. Фасады главного дома, колоннада и флигели приобрели первоначальный облик, усадьба снова засияла контрастом белого и золотого. Такая длительность работ связана в первую очередь с тем что почти все работы проводились в ручную. При этом требовалось еще как можно более точно подобрать нужный материал, который был бы совместим со старинным кирпичом, штукатуркой краской и т.д. Мастера, работавшие в усадьбе, — специалисты редких профессий: белокаменщики, штукатуры, лепщики, позолотчики, резчики по дереву, мастера по искусственному мрамору.

Ценность творений Н. А. Львова для России сложно переоценить. Сочетание архитектурного гения, многочисленных научных исследований и открытий, и главное, огромное и разноплановое наследие, оставленное им – редчайший случай не только для России, но и всего мира в целом. К счастью, наш великий соотечественник не забыт – проводятся конференции памяти Львова, его постройки изучают молодые архитекторы, а многие памятники бережно реставрируются и открываются для посетителей. Апологет русского Возрождения продолжает жить в своих творениях.

Поделиться: