Роман Цеханский
Роман Цеханский
Архитектор
Алексей Михайлович Денисов
Алексей Михайлович Денисов
Академик Академии архитектурного наследия, архитектор-реставратор высшей категории
В.И. Тырышкин
В.И. Тырышкин
Российский предприниматель и меценат
СЕЛО ПИСЦОВО - ЗЕРКАЛО КОСТРОМЫ
Практика
19.10.17 / 05:05

Богородицерождественская церковь села Писцово – один из интереснейших памятников Центральной России, неразрывно связанный с историей Костромского Богоявленского собора, о котором журнал «Россiя. Наследие» уже писал в прошлом году. С 2002 года, согласно федеральной целевой программе «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов (2002–2010 годы)», Писцово входит в Перечень исторических городов России. Однако 1 октября 2004 года оно вновь принимает статус села.

Вид на комплекс в Писцово со стороны Троицкой церкви
Вид на комплекс в Писцово со стороны Троицкой церкви

Село Писцово ныне находится в Ивановской области, но исторически и культурно много веков было связано с городами Нерехтой и Костромой. Нерехта и ее округ, пользуясь шуткой Черчилля, – южное «подбрюшье» Костромской губернии, сильно выдающее эту область к югу от реки Волги до Иваново-Вознесенска, до 1918 года находившегося во Владимирской губернии. Затем Писцово было административно подчинено соседнему поселку Комсомольский и понижено в статусе. При посещении этих мест было забавно узнать про существование Комсомольского благочиния Иваново-Вознесенской епархии.

Что нас заинтересовало в истории села Писцово, так это его наследие – памятники, связанные с Костромой. По имеющимся сведениям, почерпнутым из краеведческой литературы, здесь до сих пор стоят копии исчезнувшего Костромского Богоявленского собора и его колокольни. Не менее интересным оказалось и сообщение, что храм не был перестроен и существует в первоначальном виде.

Мы – это проектировщики и строители воссоздаваемого Костромского Богоявленского собора. Строительство организует и финансирует ктитор В.И. Тырышкин, а от его имени мы: главный архитектор А.М. Денисов и архитектор Р.В. Цеханский – колесим по ухабистым проселочным дорогам, изучая аналоги своего объекта. В этой поездке нас также сопровождали главный архитектор Костромской епархии о. Михаил (Мостовой) и местный корреспондент.

Комплекс церквей  Рождества Богородицы и Живоначальной Троицы в Писцове. Фото конца XIX века.

Руководствуясь обмерами и фотографиями, а также описаниями Богоявленского собора Костромы и его колокольни, мы поставили себе задачу как можно точнее в чертежах, а затем в натуре воспроизвести его исчезнувший облик. Этому мешали три обстоятельства. Обмеры в Костроме были сделаны в спешке, уже в процессе разборки и подготовки к взрыву зданий собора и колокольни. Честь и хвала энтузиастам Чудакову и Чижову, за несколько дней в 1934 году проделавших огромную обмерную работу, без которой немыслимо было создать чертежи для восстановления. Но нужны и дополнительные детали, и уточнения размеров.

Фотографии показывают собор уже после перестройки второй половины XIX века, когда он по кровлю был обстроен приделами, а от первоначальной композиции уцелели лишь подкупольное звено с барабаном и главой, а также центральная апсида, примкнувшая к ним с востока, и входная часть и переход в колокольню – с запада. То есть боковые части собора были разобраны в XIX веке и вновь возведены уже с его значительным расширением к югу и северу. Наконец, исторических фотографий интерьера собора у нас всего две, одна из которых – весьма посредственного качества.

Чертеж южного фасада и план Богоявленского собора Костромы. Составлен в 1809 г. купцом столярных и резных дел К. Я. Трубниковым.

Что касается старых чертежей Богоявленского собора 1815 года, хранящихся в Государственном научно-исследовательском музее архитектуры имени А.В. Щусева в Москве, то следует сказать, прежде всего, что они не фиксационные и не проектные. План и фасад, при общем сходстве с осуществленным зданием, отличаются несоответствием ордеров, рисунков окон, входных лестниц и иных важных деталей. Возможно, это копии с какого-то авторского варианта проекта или же проектное предложение подрядчика – мастера столярных дел М. Трубникова.

Богоявленский собор в Костроме после перестройки 1866 г.
Фото конца XIX века.

То же можно сказать и о более профессионально сделанном чертеже фасада 1866 года, подписанном губернским архитектором Григорьевым. Здесь также есть расхождения с натурой. На фиксационном фасаде перед перестройкой боковые крыльца уже сломаны, но показано, что их как будто и не было. Ордера колокольни, как и на прежнем чертеже, другие, присутствует руст на выступающих частях. Колокольня обрывается на листе на третьем ярусе. Планы собора 1866 года, подписанные Садовниковым, изображают уже проект его перестройки и, видимо, сделаны уже по факту окончания работ.

Церковь Воскресения Христова уже в 1970-х годах была в руинированном состоянии.

Между тем, судя по описаниям и чертежам начала XIX века, Костромской собор первоначально имел оригинальную композицию. Где же найти детали? Надо искать подражания в провинции: собор мог оставить о себе повторную память в каком-нибудь провинциальном храме. Если с повторами колокольни собора особых проблем не было: она мгновенно прижилась и была растиражирована в провинции (в Костроме, Нерехте, Левашове), то обнаружение копии самого собора в его оригинальной композиции было для нас настоящим открытием. Итак, мы выехали на место.

В Писцово не хотелось ехать через шумное Иваново. Всё-таки из Костромы это значительный крюк, да и новая трасса бедна памятниками. Но в каком состоянии старая дорога Нерехта – Писцово, ныне проселочная, в распутицу, мы не знали и решили попробовать ехать по ней назад в Кострому, спросив местных жителей. Иваново ныне ближайший крупный населенный пункт, откуда по карте в Писцово ведет более или менее годная дорога и ходит общественный транспорт. Но и двигаясь по ней, мы постоянно думали, что вот-вот сейчас заедем в полную глухомань и дорога дальше будет только одна – назад.

Фреска Спаса в часовне Воскресенской церкви.

Местность в округе весьма открытая, со слабо выраженным рельефом. Село Писцово еще в древности расположилось на речке Чёрная (ныне – Фабричная) на пересечении оживленных торговых путей из Шуи, Суздаля и Костромы. Первое упоминание села вместе с деревянной церковью Святой Троицы в летописях относится к 1568 году. Царь поселил здесь своих писцов: «лета 7076 по Государеву Цареву и Великого Князя наказу Курбат Ондреев сын Измайлов да подьячий Рудак Толмачёв писали и мерили Костромского уезда села Писцова приселки и деревни, которые остались за государевым указом...». Расчертив по речке Чёрной границу вотчины, писцы здесь на годы отсекли границу Костромско-Нерехтинской волости от Владимирской. Такой легендой объясняется возникновение села Писцово.

1. Церковь Рождества Богородицы;
2. Троицкая церковь;
3. Торговые ряды с колокольней;
4. Часовня;
5. Дома конца XIX, начала XX веков;
7. Церковь Воскресения;
8. Колокольня;
9. часовня;

В XVII веке оно уже известно как вотчина Романовых, подтвердив свой дворцовый статус. Грабивший здешние места атаман Болотников со своей шайкой, встретив сопротивление, вынужден был вернуть жителям Писцова добычу. С 1660 года разросшееся до 370 дворов Писцово с деревнями было пожаловано царем Алексеем Михайловичем князю Ю.А. Долгорукову, который, видимо, и построил здесь Троицкую церковь в конце XVII – начале XVIII веков. В 1711 году на пригорке, за речкой, в Писцове уже существует девичий монастырь. В 1748 году построена каменная церковь во имя Воскресения Христова. Писцово разрастается до 500 дворов. Тогда село принадлежало князьям Голицыным.

В 1808 году иждивением крестьянской вдовы Анны Дмитриевны Леднёвой построена каменная церковь во имя Рождества Богородицы. Это и есть цель нашего путешествия. Прервем ненадолго исторический экскурс. Итак, мы прибыли, свернув с тракта на проселок по ориентиру на группу храмов и колокольню, видимые издалека.

Первое впечатление, которое я испытал, увидев сей городок в миниатюре, – что где-то я уже это встречал. Памятники дошли до нас в разной степени сохранности: от почти полных руин церкви Воскресения и плохонько, но всё же стоящей церкви Святой Троицы до вполне сносно сохранившейся и внешне отреставрированной церкви Рождества Богородицы. Самое сильное впечатление произвело село-городок: оно сохранило структуру, четко указывающую на его архетип – Кострому. Но Кострому не нынешнюю, всем известную, а Кострому старую, бывшую. Внешне, конечно, полной копийности не было, даже Богородицерождественская церковь отличалась от своего оригинала, и в этом тоже была своя изюминка.

План церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Основная магистраль, вдоль по которой ориентировано село, – старинная дорога из Нерехты в Тейково и Суздаль, перпендикулярная дороге из Иванова, по которой мы приехали.

Село сформировалось у берега Чёрной речки, у переправы, ставшей мостом, с западной стороны. На восточной, заречной, стороне на небольшом холмике стоит бывшая монастырская Воскресенская церковь XVIII века, разросшаяся в большой комплекс со своей колокольней XIX века. Через мост раскинулась широкая площадь с расходящимися от нее в стороны улочками, обрамленная малыми каменными домиками. Далее по курсу старой дороги с запада площадь фиксирована Троицкой церковью, от которой идет начало развилки главной трассы в две улицы вилкой. Всё это живо напомнило мне Кострому. Даже заречная церковь Воскресения имеет входную часовню, ныне руинированную, но и в таком виде напоминающую ныне снесенную Александровскую часовню в Костроме, на месте которой сейчас стоит советский памятник Ивану Сусанину. Не говоря уже о том, что сам образ монастыря за рекой для Костромы весьма привычен – это Ипатьевский монастырь. Даже заброшенный ныне постамент без статуи Сталина ранее был предназначен для Александра III – вполне костромская история с переменой памятника Романовым на Ленина. И возрождающееся Православие тоже ознаменовано, как и в Костромском монастыре, случайно найденным чудодейственным изображением Спаса на фреске в часовне Воскресенской церкви. Так что впечатление от поездки у меня было с известным сюрреалистическим флёром.

По ходу движения впечатление только усиливалось. Троицкая церковь, крупная, соборного вида, пятиглавая, стоит обрамленная двумя часовнями XIX века. Ее колокольня, первоначально отдельно стоящая, ныне встроена в торговые ряды. Чисто костромское решение. Ну а за ними стоит и цель нашего путешествия – собор Рождества Пресвятой Богородицы, теплая церковь, построенная специально по образцу первого теплого храма в Костроме – Богоявленского. Она полностью сохранилась. Есть сведения, что в 1873 году вокруг была устроена каменная ограда с чугунными решетками. Ограда начиналась от торговых рядов и доходила до крыльца. По обе стороны храма в ограде были ворота, она заканчивалась на уровне линии позднего притвора. С северной стороны храма находилась каменная палатка. На старых фотографиях ограда схожа со знаменитой оградой Костромского Кремля, с каменными палатками, с прозрачными звеньями решеток. Вот такой костромской «заповедник» на окраине губернии.

Пахнуло печью и березовыми углями, и мы подходим к Богородицерождественскому собору. Самая молодая церковь Писцова своим протяженным дворцовым фасадом была достойна находиться на центральной площади, но оказалась развернута вдоль старой дороги. Каждый проезжающий вполне может оценить уникальность модной архитектуры рубежа барокко и классицизма.

Ожили чертежи и модели, и перед нами предстал Богоявленский собор. Подробно разбирая его архитектуру, мы так и не нашли точного аналога и сошлись на спонтанном творчестве замечательного зодчего-самородка Степана Андреевича Воротилова (1741–1792) и непосредственного заказчика – местного епископа владыки Симона (Лагова), составивших и пославших в 1776 году в Синод на утверждение проект первого теплого собора Костромы. Впрочем, без каких-либо образцов тут дело не обошлось. Собор был весь напичкан цитатами санкт-петербургских храмов того времени, особенно перестроенного после пожара 1756 года Петропавловского, с которым он схож своей центральной главой, искусственным мрамором на стенах, сдвоенными пилястрами, и Николо-Богоявленского морского, которому собор обязан организацией интерьера. Но в целом Костромской собор не был похож ни на один из них. Скругление углов центрального четверика – также редкий для того времени прием, уж точно не свойственный городским соборам – скорее нескольким усадебным церквям.

К октябрю 1776 года, когда состоялась закладка фундаментов, разрешение из столицы уже поступило. К 1785 году Богоявленский собор был оштукатурен; внутренние работы велись еще несколько лет, и в декабре 1790 года преемник владыки Симона, епископ Костромской и Галичский Павел (Зернов), освятил собор. Это вполне укладывалось в веяние времени – теплые соборы только возникали в древних кремлях Великого Новгорода в 1759 году, Вологды – в 1776 году. И всегда это были здания принципиально новой – барочной – архитектуры.

В Костроме, немного задержавшейся в этом начинании, теплый собор был выстроен к 1790 году уже на грани архитектуры барокко и раннего классицизма. Именно к нему как к образцу из Костромы по принципиальным для Писцова соображениям в 1808 году обратилась крестьянская вдова Анна Дмитриевна Леднёва, потратив доставшееся от мужа наследство на строительство новой теплой церкви. Вероятно, строители Писцовской церкви пользовались оригинальными, правдивыми чертежами Воротилова, ибо церковь точно соответствует в плановых размерах Костромскому собору. Сам архитектор скончался в 1792 году и не мог принимать участия в строительстве.

Отличия от Костромского собора всё же есть. Писцовская церковь абсолютно симметрична, и с запада к основному объему примыкает такое же полукружие, как и центральная апсида с востока. У центрального четверика собора есть скругленные углы, имеющие из-за вытянутости вдоль четверика эллипсоидные формы, – уникальная особенность Костромского собора. В Писцове это создало неповторимую игру полукружий на продольном, обращенном к дороге фасаде и придало ему самый привлекательный вид. Прямоугольный притвор с запада понижен по отношению к основной части явно позднего происхождения. В Костроме же с запада к центральному объему примыкает прямой переход в колокольню. Также в Писцове отказались от боковых входов, видимо, из соображения сохранения тепла. Любая лишняя дверь, как известно, тянет тепло. Соответственно, нет и боковых крылец, что делает продольный фасад для обозрения с дороги только лучше. Важное различие состоит в том, что Писцовская церковь одноэтажна, вход ведет в нее от уровня земли. У Костромского же собора внизу имелся целый подклет, игравший роль усыпальницы.

Позднебарочный оконный модуль сделан несколько по-особому, он более свободного, чем в Костроме, рисунка. Пилястры, раскрепованные по бокам рустами, более классичны. Особенно строго выглядит единый широкий карниз, опоясывающий всю церковь по периметру. Скромнее смотрятся и центральные выступающие ризалиты, завершенные фронтонами. Трехчастная композиция окон подчеркивает вертикальную ось. Таким мы видим Костромской собор в старину, до перестройки 1866 года, – ту же композицию скругленного в плане четверика, завершенного крупным барабаном с высоким куполом и главкой. В основание купола врезаны восемь больших фигурных люкарн.

Вид на иконостас церкви Рождества Богородицы в Писцово.

К слову, церковь Рождества Пресвятой Богородицы значилась собором и особого причта и прихода не имела. В 1931 году храм был закрыт фактически. Официально он как молитвенное здание был ликвидирован решением Исполкома областного Совета от 1 августа 1940 года. После закрытия в соборе находился склад колхоза «12-й Октябрь», впоследствии (до 1989 года) – продовольственная база Писцовского рознично-торгового предприятия, склад продуктового магазина, что до сих пор работает в соседних торговых рядах.

14 октября 1989 года в праздник Покрова Пресвятой Богородицы Ивановским облисполкомом было вынесено решение за № 416 «О регистрации религиозной общины Русской Православной церкви в поселке Писцово и передаче ей храма Рождества Пресвятой Богородицы». Такое же решение через две недели было вынесено и Комсомольским райисполкомом. 6 января 1990 года, в Рождественский сочельник, в 17 часов состоялась первая после длительного перерыва служба в храме Рождества Пресвятой Богородицы.

К осени 1991 года был закончен ремонт наружных и внутренних стен храма, в 1993 году ожила колокольня и раздался звон колоколов, а к 200-летнему юбилею храма в 2008 году написаны несколько икон в иконостас и поновлена сохранившаяся фреска Рождества Богородицы на западном фронтоне храма.

Вдоволь насмотревшись на церковь снаружи, мы направляемся вовнутрь. Здесь сразу понимаешь, почему за образец выбран именно Богоявленский костромской храм. Центральная часть перекрыта крестовым сводом, отсекая интерьер от пространства барабана со сводом. Таким способом экономили тепло, и так Леднёва оценила особенность костромского собора как экономичного в плане расхода дров храма. В Костроме не дали пропасть пространству купола, устроив внутри известную народную библиотеку. Здесь же верхний барабан оставили в покое, сохранив для любования его многочисленные гигантские окна со стеклами как чисто декоративное завершение. Боковые ячейки перекрыты системой лотковых сводов и конх, плавно скругляя своды интерьера на внешние стены. Внутри главенствуют, как и в Костроме, четыре огромных богато украшенных тяжелых столба, явно навеянные образцами петербургских соборов. Столбы завершаются трогательными деревянными карнизами, выдавая желание строителей передать по возможности максимум деталей Костромского собора, но и зачастую неимение соответствующих квалифицированных кадров. Впрочем, денег на церковь явно не жалели: полы настланы из наборных чугунных плит.

Центральную алтарную конху закрывает очень красивый классицистический иконостас, сохранившийся от первоначального интерьера. Особенно его богатство контрастирует с куда более простыми поздними иконостасами малых приделов. Иконостас храма, двухярусный трехчиновой в семь осей, одновременно композиционно весьма компактен. Своим мощным выступом вперед, оформленным с боков плавными скруглениями, он диктует главную тему в интерьере, зрительно перебивая мощные полностью расписанные колонны. Жалко, что почти все тонко выполненные детали иконостаса исчезли вместе с иконами. Но кажется, что их отпечатки, следы и сохранившиеся остатки дадут материал для его комплексного восстановления. Незаурядный памятник этого явно заслуживает. Иконостас был весь вызолочен и покрыт также золоченой резьбой. Есть сведения, что в этом классицистическом иконостасе иконы были выполнены в древнерусском стиле. Так же было и в Костромском соборе. Традиционное мышление наших предков не принимало модных итальянских образов.

Осталось немного погулять по Писцову, перевести дух, закрепить впечатления. Село живет вполне своей полудеревенской жизнью. За алтарем рубят дрова, погода этой весной еще долго не даст забыть зиму. Природа просыпается, с шатровой колокольни льет капель. Кстати, колокольня стоит симметрично улице и так же симметрично обстроена торговыми рядами. Реставраторы оштукатурили ряды, но колокольню оставили под обмазкой. Так выделены века Писцова, его строительная история. Впрочем, железо на шатре колокольни оставили в покое. Шатер красиво немного скруглен, обогащая силуэт. В XIX веке, в ампирное время, в планировке Писцова стали выделять поперечную ось. На ней ориентированы торговые ряды и выстроенные у Троицкого собора часовни.

Часовни торговых рядов, скромные, квадратные в плане, хорошо сочетаются с рядами. Их главки-вазоны со сложным ступенчатым силуэтом обогащают вид села. К началу XIX века оно стало торгово-промышленным центром, обросло фабриками. Но первоначальный классицистический задел еще долго заставлял жителей выравнивать дома вдоль заложенных планировочных осей, и даже деревянные избы часто имеют классицистический вид. Жители до сих пор занимают старинные каменные двухэтажные дома. И это правильно: памятники должны быть востребованы жизнью. Кстати, ценной жилой деревянной и каменной застройки XVIII–XIX веков в Писцове немало: на охране государства – не менее 20 объектов. А за рекой пока еще высятся руины интереснейшей Воскресенской церкви, у которой барочная композиция «восьмерик на четверике» украшена вполне себе древнерусскими наличниками в стиле XVII века. Боюсь, что этот памятник скоро рухнет, если на него не обратит свой взор государство.

Поделиться: