Импортозамещение времён Александра I
PROчтение
07.02.16 / 15:03

Начиная с 1770-х годов разноцветные накидки из тончайшей шерсти медленно проникали с Востока в Европу. Их привозили торговцы, военные, путешественники. Через Бухару они попадали в Россию, оттуда порой доходили и до Европы. А после Египетского похода Наполеона Бонапарта эта тоненькая струйка превратилась в полноводную реку. Шали оказались превосходным подарком – красивым, экзотическим и не занимавшим много места в солдатском ранце или багаже дипломата.

Подарки были как нельзя кстати. К неоклассическим нарядам с завышенной талией из светлых лёгких тканей они подходили идеально, согревая и одновременно украшая своих хозяек. Примером дамам вполне могли служить образы времён античности, эпохи, когда красоту тела умели подчёркивать с помощью драпировок.

Самые роскошные шали, из Кашмира, кашмирские, кашемировые, были и самыми дорогими, и именно по ним особенно вздыхали модницы. Так, в 1825 году в журнале «Московский телеграф» писали: «Кашмирские шали, квадратные или шарфообразные, в большой моде. Цвет последних белый или пёстрый; но края всегда бывают превосходной работы. Такая шаль видом похожа на шёлковую, но легче и делается из драгоценной шерсти тибетских коз».

Спрос на шали всё возрастал. В начале 1820-х годов русский путешественник писал: «Один кашмирец уверял меня, что в его родном городе 30 000 станков для выделки шалей, на которых ежегодно ткут 100 000 штук. 20 000 остаются в стране, 60 000 идут в Индию и 20 000 – в Кабул. Из них 5000 остаются у жителей Афганистана, 12 000 распространяются в Персии, Турции, Аравии и Африке. Наконец, 3000 направляются в Бухару, откуда около 2000 посылают в Россию. Понятно, что это количество ежегодно колеблется. Однако эти сведения дают представление о потреблении шалей в тех странах, где они в моде».

Но что такое две тысячи по сравнению с тем количеством женщин, которые так нуждались в шалях?! И в России зарождается собственное производство этого модного аксессуара первой трети XIX века. Появляется мануфактура братьев Гучковых (именно там будут делать первые в России шали с затканными в один кусок с полотном каймами и углами), мануфактура Юсуповых в Купавне. В губерниях Среднего Поволжья, у местных помещиков, возникает целый ряд мастерских, где над созданием шалей будут усердно трудиться крепостные мастера. Их имён история, конечно, не сохранила, зато известны имена хозяев – Еникеевы, Панюшины, Елисеева, Мерлина и многие другие.

Кто-то подражал восточным техническим приёмам, а кто-то изобретал свои собственные. Так возникла техника двустороннего ткачества. Шали, выполненные в ней, были одинаковыми и с лицевой, и с изнаночной стороны. В чём была их особая прелесть? Например, их можно было складывать по диагонали, так, чтобы один из углов нависал над другим; это позволяло любоваться красотой узора, если можно так выразиться, в двойном экземпляре. Самое известное из производств таких шалей, пожалуй, то, что принадлежало братьям помещицы Мерлиной, Колокольцовым. Шали, которые ткали в их мастерских, прозвали, соответственно, «колокольцовскими». Это название распространилось и на другие шали того же типа. Слава о них шла по всей стране, и немало дам пожелало быть запечатлёнными на парадных портретах именно в русских шалях...

Чтобы представить себе, насколько трудоёмким было производство, достаточно сказать, что в мастерской Н. Мерлиной, где в 1820-х годах было двадцать четыре станка и работало полсотни человек, выпускалось всего шестнадцать шалей и пять платков в год! На одну шаль у мастериц мог уйти и год, и два. Зато качество было высочайшим, не уступавшим самым лучшим кашмирским: «Шарфы и платки госпожи Мерлиной высокой своею добротою заслужили первое место среди продукции этого типа».

Забегая вперёд, скажем, что после 1851 года, когда русские шали были представлены на Всемирной выставке в Лондоне, слава их вышла и за пределы России.

Хотя иногда рисунок на них представляет собой стилизованные растительные мотивы, большая часть делалась с восточными орнаментами. Правда, постепенно эти узоры приобретали местный колорит. Дошедшие до нас уникальные шали теперь хранятся в музеях. В Эрмитаже «колокольцовские шали» выставлены в постоянной экспозиции; это собрание насчитывает около тридцати предметов и включает двусторонние шали, шарфы, платки и сохранившиеся отдельные элементы отделки (например, кайма от шали).

Рассматривая их, понимаешь, почему они были безумно дороги, и почему позволить себе приобрести их могли только богатые дамы. Даже одна-единственная шаль была прекрасным дополнением к приданому невесты, а что уж говорить о гардеробе супруги Наполеона Бонапарта, Жозефине, у которой их было несколько сотен!

Сохранилась история о том, как в 1811 году Наполеон отправил генерала Коленкура за русской шалью для своей второй супруги, австриячки Марии-Луизы. Но владелица мануфактуры (разные варианты легенды называют разные имена) отказалась – то ли из патриотических соображений, то ли потому, что оставалась всего одна шаль, и она предназначалась для другой клиентки. Ещё говорят, что она назвала совершенно астрономическую сумму. Словом, пришлось генералу в другом месте покупать шаль, пусть и красивую, но всё же не такую, как прославленная колокольцовская.

И правильно. Самим не хватает!

Поделиться: