Вадим Разумов
Вадим Разумов
Автор блога «Летопись русской усадьбы», архитектурный фотограф, к.э.н. Лауреат премии «Наше Подмосковье 2015», номинант премии «Культурное Наследие 2015»
Почтовой станции диктатор
PROчтение
28.09.17 / 14:02

Подмосковное имение Мураново хранит в себе множество секретов и любопытных фактов. Сегодня здесь расположен музей-усадьба имени Федора Тютчева, который, в свою очередь, никогда не был в усадьбе. А имя поэта Евгения Боратынского, по чьему проекту был построен удивительный дом, похожий на замок, избу и шале – одновременно, в истории этого имения несколько сместилось на «второй план». Однако сотрудникам музея удалось трепетно сохранить память о двух известнейших владельцах усадьбы, ведь Мураново получило статус музея-усадьбы в 1922 году, что спасло его от неминуемой гибели. Даже в советские годы в этом имении царила атмосфера неспешного и вдохновляющего дворянского быта. Удивительная красота мурановского музея не могла не привлекать любителей красивой натуры. Так, в семидесятых годах прошлого века режиссер Сергей Соловьев превратил Мураново в площадку для съемок экранизации культового произведения Александра Пушкина «Станционный смотритель». В кинокадре Мураново не предстает перед зрителем во всем своем великолепии – режиссер решил задействовать в съемках лишь интерьеры этой усадьбы. Однако, старинные предметы музейной экспозиции, связанные с историей хозяев усадьбы, стали декорацией к одному из самых эмоциональных и ключевых моментов произведения, собравшись в тонкий, едва уловимый символический ряд. Задумывались ли вы о том, какое значение в кадре, где станционный смотритель заходит в дом Минского, так явно были показаны старинные часы, а перед сценой встречи Вырина с Дуней зритель видит роскошную фарфоровую супницу?

История подмосковной усадьбы Мураново представляет собой череду событий, в которой переплетаются судьбы, удивительные факты, разочарования и достижения. Это уютное дворянское имение с неповторимым внешним обликом расположено в 50 километрах от Москвы. История усадьбы насчитывает несколько веков, однако, один из самых важных периодов в истории имения начался в 1826 году – именно тогда семейство Энгельгардтов, которое являлось собственникам Мураново, породнилось с Евгением Абрамовичем Баратынским. Молодой поэт женился на одной из наследниц усадьбы, Софье Львовне Энгельгардт. После церемонии венчания молодая чета Баратынских приступила к построению собственной семьи и укреплению династических связей. С 1826 года Баратынские почти каждое лето гостили в Мураново. Евгений Абрамович искренне полюбил это тихое, живописное место и отразил свою душевную привязанность к нему в строках собственных стихотворений.

Лев Энгельгардт с женой и детьми - Софьей, Натальей, Анастасией и Петром. Карл Барду, 1816 г.

В 1842 году поэт приступил к перестройке старого дома Энгельгардтов. Он самостоятельно, с огромным вкусом и оригинальностью в деталях, создал проект нового особняка. Искусствоведы и историки едины во мнении о том, что внешний вид и планировка дома в Мураново не имеет аналогов в России. Уникальная особенность этого строения состоит в нескольких характерных деталях. В архитектурном облике этого подмосковного особняка причудливым образом переплелись стилистические формы европейского замка, российского деревянного сруба и французского шале. Двухэтажный особняк был построен из дерева, но снаружи его «замковые» части были обложены кирпичом. К сожалению, Евгений Баратынский не успел сполна насладиться красотой и необычностью своего нового дома. Уже в 1843 году поэт в сопровождении своей семьи отправился в роковое заграничное путешествие. Он мечтал об этой поездке на протяжении многих лет и тщательно готовился к нему.

Евгений Баратынский. Литография Александра Тернберга, с оригинала Карла Гампельна. 1828

Баратынские посетили несколько европейских стран, которые произвели на семью поэта сильное впечатление. Супруги с особым предчувствием ждали своей поездки в Италию, и никто из них не мог и догадываться о том, что именно в Неаполе жизнь Евгения Абрамовича трагически и внезапно оборвется. Именно здесь у поэта случился нервный припадок с осложнениями. Евгения Абрамович скончался 29 июня 1843 года. Однако причины и обстоятельства его смерти до сих пор представляются весьма загадочными. Единственным свидетелем этих драматических событий стала его супруга.

В этой комнате с окнами на север, мягко и «сумеречно» освещенной, работал Е.А. Баратынский. В 1874 году здесь поместили обстановку петербургского кабинета Ф.И. Тютчева. С тех пор комната стала называться «кабинетом двух поэтов».

Что же еще неразрывно связывает Баратынского с особняком в Мураново? Именно в стенах нового дома поэт успел поработать над своим последним сборником стихов под названием «Сумерки», а в доме до наших дней сохранилась подлинная обстановка кабинета Баратынского, в котором он отдыхал и осмысливал происходящее.

По чертежам самого поэта был изготовлен местными крестьянами стол-бюро Е.А. Баратынского. На нем – дорожный несессер, бювар, печать и другие мелкие вещи, принадлежавшие хозяину кабинета.

После смерти Евгения Баратынского имение в Мураново стало собственностью сестры его супруги. Ее семейство бережно хранило память о Баратынском и принимало у себя в гостях многих знаменитых людей того времени. В Мураново гостили Николай Гоголь, Евдокия Ростопчина, братья Аксаковы и многие другие. Вскоре наследница семейства, Ольга Николаевна Путят, вышла замуж за младшего сына известного русского поэта Федора Тютчева, Ивана. Это событие открыло за собой очередную страницу в истории усадьбы Мураново.

Южный фасад главного усадебного дома.

После смерти Федора Тютчева его вдова, Эрнестина Федоровна, часто приезжала к сыну в летний период – специально для нее в Мураново был построен гостевой флигель. Постепенно в усадьбе начала формироваться обширная коллекция ценных предметов, связанных с жизнью и творчеством Федора Тютчева. Иными словами, мемориальный музей имени поэта начал формироваться в Мураново спустя несколько лет после его смерти и за несколько лет до революции. Именно этот факт и спас усадьбу от разрушения в советские годы.

Гостевой флигель. Фото начала 1900-х гг.

В 1918 году семейство Тютчевых приняло волевое решение о передаче фамильного имения в пользу советского государства. Уже в 1922 году Мураново официально был присвоен статус музея-усадьбы, который возглавил прямой потомок Тютчева – Николай Николаевич. Передача усадьбы в государственное ведение спасло имение, которое под чутким руководством нового директора начало стремительно развиваться, оставаясь при этом тихим и живописным уголком дворянской культуры в пространстве страны советов. В Мураново очень любили приезжать многочисленные туристы – они подчеркивали, что атмосфера этой усадьбы способствует отдыху и вдохновению.

Портрет Эрнестины Федоровны Тютчевой. Ф. Дюрк 1840 г.

Так, одними из тех, кто проникся особенным духом этой усадьбы, стала съемочная группа экранизации произведения великого русского писателя и поэта Александра Пушкина «Станционный смотритель». Сюжет этого тонкого, удивительного произведения Пушкина, входящего в цикл «Повестей покойного Ивана Петровича Белкина», хорошо известен каждому из нас со школьной скамьи. Трагическая история жизни станционного смотрителя Самсона Вырина, единственная дочь которого сбежала в Петербург с заезжим гусаром, оборвав со своим родным домом все связи, поражала нас своим трагизмом.

Акварель О.Н. Путяты с изображением переходного варианта от оранжереи к балкону.

Психологизм произведения Пушкина состоит в том, что сложившаяся драма в этом произведении рассматривается как бы с нескольких сторон: это и извечный конфликт отцов и детей, и неоправданные ожидания, и вопросы естественности желания стать счастливым вопреки предрассудкам. При этом автор не вносит в свои тексты какие-либо морально-нравственные оценки, оставляя читателю возможность рассуждать и делать свои собственные выводы.

На стене кабинета привлекает внимание портрет Эрнестины Федоровны Тютчевой, жены поэта. Он исполнен баварским художником Ф. Дюрком. Другой немецкий художник Ф. Ленбах является автором портрета брата Эрнестины – К. Пфеффеля, баварского публициста и друга поэта. Портрет Эл. Ботмер, первой жены Фёдора Ивановича, написан неизвестным художником во второй половине 1820-х гг.

«Станционный смотритель» изобилует символизмами и довольно ярко описывает нравы всех слоев населения XIX столетия. Так, увидев в небогатом, но уютном жилище Вырина картины, объединенные темой «возвращения блудного сына», чуткий читатель еще в самом начале произведения может предположить, какой именно конфликт будет разворачиваться на следующих страницах произведения. Мрачно, безнадежно и очень реалистично рисует Пушкин и профессиональную деятельность станционных смотрителей, верно подмечая, что эти люди всегда первыми держат «удар» уставших путников.

Часы в большой гостиной

По сюжету, Самсон Вырин, преодолев тяжелейшую дорогу и множество превратностей судьбы, все же попадает в Петербургский особняк, где предположительно проживает его дочь. В кадре мы видим фасад здания на одной из набережных. И вот, дверь открывается, и станционный смотритель попадает..в интерьеры Мураново. Все, что происходит далее, представляет собой главное переломное событие картины, которое удалось мастерски передать режиссеру фильма, Сергею Соловьеву. Всматриваясь в мурановские экспонаты более детально, мы можем заметить, что старинные предметы выстраиваются в логической последовательности кадра в замысловатую цепочку символов.

Ваза в столовой.

По мере своего продвижения по просторам предполагаемого дома Дуняши, Вырин следует по залам и кабинетам Мураново. И вот, массивные золотые часы причудливой формы, уже сменяют в кадре проследовавшего далее станционного смотрителя, подчеркивая то, что время и события, произошедшие в прошлом, уже нельзя вернуть назад. При входе в столовую Вырина пытается остановить гувернантка, однако, он не внемлет словам и верно движется к своей цели. На экранах появляется уютный, круглый стол, на котором стоит старинная фарфоровая супница. Возможно, этим предметом режиссер хотел сделать зрителю еще один намек на события, которые через несколько секунд развернутся в фильме. Дом Минского и Дуняши заранее явился Вырину олицетворением «полной чашей», а сама супница – дорогой и искусно украшенный предмет, во многих дворянских домах считалась символом стабильности и процветания усадебной жизни.

Большая Гостиная – самая обширная и торжественная комната дома. Благодаря эркерам с высокими дверями-окнами, выходящими на северный и южный балконы, она объединяет внутреннее пространство дома с окрестными пейзажем.

Проходя по мурановской портретной галерее, станционный смотритель подсознательно готовится к встрече с истиной, которая все это время казалась ему очень горькой. Дверь, ведущая в Зеленую гостиную, открывает Вырину картину счастливой жизни его дочери. Минский, роль которого блистательно исполнил Никита Михалков, расположился на дорогом позолоченном диване – он явно пребывает в серьезных раздумьях. Дуня в исполнении Марианны Кушнеровой, едва склоняясь над своим любимым, нежно перебирает его волосы.

Спальня. В этой небольшой полутемной комнате находится кровать, на которой 15 июля 1873 года скончался Ф.И. Тютчев.

На позолоченном столе благоухают алые, свежие розы – символ их пылкой и искренней любви, а рядом с ними, на фарфоровом блюдце, лежит «гость» из оранжереи – наполовину очищенный апельсин. Самсон Вырин, увидевший своими глазами непостановочное счастье своей дочери, не смог поверить в то, что это – реальность. Увидев отца, Дуняша упала в обморок, а Минский грубо изгоняет его из дома – из их теплого семейного очага. Финал этого произведения печален и неоднозначен.

Со времен поэта Баратынского в комнате стоит круглый раздвижной стол «сороконожка». На нем – супница, изготовленная в начале XIX в. на Императорском фарфоровом заводе. Она стоит на мощном поддоне и воспринимается как знак не только обеденного ритуала, но и как символ полноты усадебной жизни.

Самсон Вырин скончался, по-видимому, не пережив разлуку и предательство собственной дочери. Ведь он, искренне веря в возвращение блудных сыновей, вероятно, не учел того, что в любом правиле бывают свои исключения. Так, влюбившись в заезжего военного, Дуняша не стала очередным сиюминутным увлечением красавца-гусара, а смогла вызвать в нем самые глубокие чувства. С другой стороны, Пушкин образно и эмоционально взывает читателя к жалости. Каждому из нас было очень жаль несчастного Самсона Вырина, который, оставшись один-на-один со всеми проблемами и нуждавшись в теплоте и поддержке единственной дочери, вскоре умер, так и не дождавшись того, когда «блудный сын» падет на колени перед своим отцом.

Те самые часы из библиотеки.

В финале «Станционного смотрителя» описывается сцена, в которой Дуняша все же решилась объясниться с отцом и приехала в свой дом с «тремя барчатами». Исходя из описания ее образа и статуса ее детей, читатель может сделать вывод о том, что Дуняша Вырина все-таки стала женой Минского и была с ним очень счастлива. Однако долгожданные слова раскаяния ей пришлось произносить, рыдая на могиле собственного отца. Завершая свое произведение, Пушкин, не вдаваясь в осуждение, оставляет читателя с единственной мыслью: «Как бы славно могла завершиться эта история, если дочь вовремя попросила прощения у отца, а отец, приняв ее нетипичное счастье и жизненный путь, смог бы стать любящим отцом, тестем и дедушкой».

Зеленая гостиная.

Премьера «Станционного смотрителя» состоялась в 1972 году. Экранизация известного произведения Пушкина смогла не только привлечь советского зрителя к русской классике, но и еще раз напомнить всем о красоте и особом смысле дворянского быта. С задачей, доверенной режиссером, усадьба Мураново полностью справилась.

Голубая гостиная - небольшая комната, подобно Зеленой гостиной, получила свое название по цвету обоев и обивки мебели. Портреты, что висят в Голубой гостиной, соответствуют ее убранству в духе дамского «будуара».

Даже спустя несколько десятилетий, сотрудники Мураново очень гордятся тем, что съемки фильма «Станционный смотритель» проходили именно в этом уютном подмосковном имении. А сами активисты Мураново, тем временем, тщательно, шаг за шагом, играли свою особую роль – бережно сохраняли и преумножали сокровищницу музея. Им удалось сохранить его облик и ценные экспонаты даже в самые трудные минуты, чтобы сегодня, переступив порог прекрасного Мураново, мы могли отрешиться от суетных мыслей, поддавшись очарованию размеренного усадебного быта.

Поделиться: