Автор: Нина Катаева
Смычком взвивались заливным
Запасники
05.07.16 / 01:01

Музею имени Н.Г. Рубинштейна Московской консерватории больше ста лет. Он открылся 11 марта 1912 года и пережил трудные времена – в октябре 1917 года в перестрелке потерял часть экспонатов, а позднее терял и самостоятельность, когда его на время преобразовывали в Музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки. Возрождать музей начали в 1992 году в Рахманиновском корпусе, сейчас он располагается в Овальном и Выставочном залах в главном корпусе консерватории. С 1995 года музей открыт для посетителей. По субботам, как встарь, с аншлагом проходят благотворительные концерты.

Овальный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна
Овальный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна
Фото: mosconsv.ru

В центре Овального зала стоит роскошный «Стейнвей», которому больше ста лет. Кабинетный рояль, изготовленный в самом Нью-Йорке, принадлежал профессору по классу специального фортепиано Константину Николаевичу Игумнову, возглавлявшему Консерваторию в 1924–1929 годах. Историческая ценность, и это именно на нем по субботам играют музыканты. Дубовые стулья условного зрительного зала тоже привлекут ваше внимание – именно на них сидели на торжественном концерте в честь открытия Большого зала зрители в 1901 году.

Ну а когда вы расположитесь на сиденьях из старинной соломки и оглядитесь, увидите много интересного. В музеях всегда обращают внимание на мемориальные предметы: из раритетов – мебель из царской ложи, в частности, кресло, на котором сидел Николай II. Часы профессора Гржимали, одного из создателей российской скрипичной школы, которому Андрей Белый посвятил такие строки: «Мои мистические дали/Смычком взвивались заливным,/ Смычком плаксивым и родным –/Смычком профессора Гржимали». Челеста, которую Чайковский привез из Франции, чтобы сыграть танец феи Драже в балете «Щелкунчик», – всем известны ее хрустальные перезвоны. И наконец ноты на пюпитре – «Трио памяти великого художника» Петра Ильича Чайковского, душетрепещущая музыка, оригинал с посвящением Николаю Рубинштейну.

Бюст Н.Г. Рубинштейна в Овальном зале музея. Фото: mosconsv.ru

Эти два звучащих экспоната заставят вас внимательно вглядеться в портреты, фотографии, скульптурные бюсты людей, которые 150 лет назад употребили всю свою душевную энергию, талант, время, а порой и здоровье на то, чтобы в центре Москвы появилась Московская консерватория. Вам, конечно, покажут гипсовый бюст Николая Григорьевича Рубинштейна, основателя Московской консерватории, бюсты Сергея Танеева, его ученика и последователя, профессора Фердинанда Лауба.

Бюста Петра Ильича Чайковского, ближайшего друга Николая Рубинштейна, 12 лет преподававшего теорию музыки, нет, но есть масса его фотографий среди первых профессоров Консерватории, на которых вы не всегда узнаете молодого композитора. Особенно любопытны фотографии со сценами из оперы Чайковского «Евгений Онегин», впервые поставленной студентами Консерватории под руководством Николая Рубинштейна (1879). Опера для них и была написана, и в юбилейном сентябре студенты вместе с дирижером Владимиром Федосеевым ее вновь представят московской публике.

Ну а скульптурный портрет Петра Ильича Чайковского, выполненный по проекту Веры Мухиной, с 1954 года мы привыкли видеть перед Консерваторией по адресу Большая Никитская, 13.

Фото: globallookpress.com

Прежде чем Консерватория была открыта, множество высокопоставленных персон хлопотали об этом, все они смотрят на вас с портретов в Музее. В частности, перед императором ходатайствовала великая княгиня Елена Павловна, принцесса Вюртембергская. Здесь же – портреты председателей Императорского Российского музыкального общества: великого князя Константина Николаевича, его супруги великой княгини Александры Иосифовны, их сына Константина Константиновича Романова – знаменитого К. Р., автора прекрасных стихов, музыку на них писали многие композиторы, два романса – «Растворил я окно» и «Серенаду» – написал и Чайковский. В Музее сохранилась обложка от нот с изображением площади Навона в Риме и посвящением князю К. Р.: кто-то из итальянцев подарил поэту ноты на его стихи.

В Овальном зале вам также покажут портрет основоположника русской музыки Михаила Ивановича Глинки (1804–1857), подчеркнув, что такого нет даже в Третьяковской галерее – написан по заказу самого Павла Третьякова художником Аполлинарием Горавским, – а также портрет директора Московской консерватории Василия Ильича Сафонова (1889–1906), при котором велась реконструкция и был построен Большой зал (1901). Рахманинов и Скрябин, Зилоти, Гольденвейзер, Гедике, Ипполитов-Иванов, Метнер – не перечислить имен великих.

Овальный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна. Фото: mosconsv.ru

Портреты профессоров-пианистов и скрипачей со студентами, композиторов, музыковедов, общественных деятелей – Московская консерватория всегда была центром общественной мысли, прогрессивных взглядов, мощным очагом культуры. Наряду с роялем и челестой, живописными и скульптурными портретами выдающихся музыкантов, фотографиями и документами любой экспонат, будь то ноты, книги, дирижерские пюпитры, дипломы, аттестаты, прошения о приеме, афиши и программки концертов, – реальные свидетельства богатой истории вуза.

– Лет двадцать назад наш музей был в полном запустении, – рассказывает сотрудница Наталья Огарева. – Предшественница Владимира Михайловича Стадниченко – директор Евгения Львовна Гуревич – подняла Музей из руин. Это по ее инициативе стали устраивать концерты пианистов, струнников, вокалистов, специфической китайской музыки, алтайского горлового пения в Овальном зале. Публики много, концерты бесплатные. Выступают в основном преподаватели со студентами и аспирантами, играл Михаил Воскресенский, будет выступать Алексей Любимов. Вот и сегодня был концерт учеников профессора Ксении Кнорре – дочери известной пианистки Веры Горностаевой.

Выставочный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна. Фото: mosconsv.ru

Продолжаем работать с архивами: недавно нам передали архив знаменитого органиста Ройзмана, прекрасные собрания пианиста Власенко и композитора Николаева. Музыканты при жизни отдают документы в музей, и они хранятся у нас в запасниках. Сейчас собираем архив пианиста Михаила Воскресенского. Ведем научно-исследовательскую и просветительскую работу, работаем с научной музыкальной библиотекой им. С.И. Танеева, архивом, лабораторией звукозаписи, а также другими учреждениями России и мира.

В Выставочном зале также чего только не увидите: бюст и шкаф с фортепьянными сочинениями композитора Анатолия Александрова – кто не помнит его детской песенки «Цып, цып, цып, мои цыплятки»?, – «головы» Рихтера и Метнера, бюст Гольденвейзера, изваянный еще в 50-х прошлого века его ученицей – пианисткой Попандопуло. Говорят, удивительно похож.

Выставочный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна. Фото: mosconsv.ru

Портреты основоположников фортепьянной школы: Игумнова, Нейгауза, Фейнберга, Гольденвейзера, Гилельса, Флиера, – представителей «композиторского уголка» – Шостаковича и Мясковского с учеником Голубевым, а того – со своими учениками – композиторами Шнитке и Баташовым (преподает и ныне на композиторском факультете). Портреты Прокофьева (оказывается, был короткое время консультантом), Хачатуряна, Щедрина, Шабалина, Чулаки.

Портреты Глиэра, Шостаковича, пианистки и композитора Татьяны Николаевой. Легендарного библиотекаря Савеловой, теоретика Иванова-Борецкого. Пюпитр, посвященный Эшпаю.

В экспозиции выставлены экзотические музыкальные инструменты. Бандура была подарена певцом Иваном Козловским совсем другому музею, но ее передали в Консерваторию. Рядом латвийские кокли, похожие на гусли, и – монгольский моринхур. Метроном композитора Ракова. Ваза пианистки Елены Бекман-Щербины (1882–1951), подаренная ей на свадьбу. Ее бюст и портрет. Аксессуары из кабинета ректора. Ковер «От азербайджанского народа» – подарок на 100-летие консерватории.

Выставочный зал музея имени Н.Г. Рубинштейна. Фото: mosconsv.ru

Возле вазы пианистки Бекман-Щербины остановимся. Кто бы знал, что музыку к одной из самых популярных рождественских детских песенок – «В лесу родилась елочка» (1903–1905), – в СССР ставшей новогодней, написал российский агроном Леонид Карлович Бекман, супруг пианистки. В Музее экспонируются гравировальные доски, с помощью которых они с женой написали книжки «Верочкины песенки» и «Оленька-певунья» – с нотами. «Елочка» произошла из этих книжек, пошла в народ и стала знаменитой.

Поделиться: