ВЛАДИМИР ЦВЕТНОВ: балансируя между развитием и сохранением
Сообщество
14.06.16 / 02:02

Перед теми, кто сохраняет культурное наследие России, стоит множество вопросов и задач.
Как Минкульт идет навстречу бизнесу? Что необходимо для изменения законодательства в культурной сфере? Каковы пути развития территорий, представляющих историческую ценность?
На эти и другие вопросы Р.Н ответил Владимир Цветнов, директор Департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Министерства культуры РФ.

Россiя. Наследие: Владимир Анатольевич, как Вы относитесь к популярной в последнее время концепции передачи в аренду и продажи объектов культурного наследия для их сохранения? На Ваш взгляд, сохранение таких объектов, как исторические усадьбы, – это задача государства или общества, т.е. частных инвесторов?

Владимир Цветнов: Я считаю это направление развития абсолютно верным и необходимым. Включение чего-либо в хозяйственный оборот – это нормальная традиция любого государства, за исключением особо ценных объектов. Взять в управление Московский кремль, Петергоф или Ферапонтов монастырь с фресками Дионисия нельзя, такие памятники, без сомнения, должны остаться у государства. А остальные объекты необходимо массово отдавать в пользование, в аренду. Бóльшую часть нужно отдавать и вовсе в собственность. На мой взгляд, законодательство к этому готово.

Что касается охранных обязательств, то сегодня собственнику или арендатору не нужно никуда бегать, мы сами к нему придем и вручим все необходимые документы. Приватизация, аренда, покупка – наше законодательство все это позволяет. Если арендаторам и собственникам нужны какие-то изменения закона, снятие бюрократических препон, в хорошем смысле упрощение процедуры – мы с удовольствием на это пойдем. Минкульт выступает за снятие ненужных барьеров, но нужно учитывать, что все-таки минимум нагрузки в виде посещения объектов экспертами, охранных обязательств, невозможности несогласованных построек останется в любом случае.

Конечно, везде есть неудачные примеры недобросовестных собственников, но они есть в любой сфере. К счастью, у нас хороших примеров намного больше. Например, Ассоциация владельцев исторических усадеб – прекрасные, интеллигентные люди, научно восстанавливают усадьбы на свои личные средства. И таких примеров много, и будет еще больше. Мы этому открыты.

Р. Н.: Во время Международного инвестиционного форума в 2015 году Вы говорили, что «Министерство культуры готово слушать и идти навстречу инвесторам». Расскажите, пожалуйста, какие шаги уже сделаны в этом направлении? Что планируется реализовать в долгосрочной перспективе?

В. Ц.: Вы знаете, здесь все зависит от бизнеса. Когда люди приходят к нам с конкретными вопросами, мы идем навстречу и реализуем это. Например, было много запросов по программе аренды «метр за рубль», льготной арендной плате – и все это сейчас реализовано. Как темы для обсуждения – есть множество разных инициатив, но пока это не конкретные запросы на законодательную реализацию, а скорее вопросы для дискуссии. Когда мы идем с новой законодательной инициативой, депутаты, сенаторы обычно спрашивают: «покажите, кому это надо. Зачем, для кого это будет сделано?» Когда было принято постановление Правительства о льготной арендной плате для тех, кто вкладывает свои деньги в реставрацию, у нас было много обращений, причем от крупных арендаторов: ГУМ, ЦУМ, другие торговые пассажи.

Р. Н.: Некоторое время назад широко обсуждалось изменение статуса усадьбы Архангельское с «ансамбля» на «достопримечательное место». Особенностью достопримечательного места является возможность строительства на его территории, тогда как ансамбль по закону застраивать нельзя. Почему потребовалось поменять статус Архангельского? Ждет ли подобная судьба другие уникальные усадьбы?

В. Ц.: Действительно, есть спорные объекты, к которым приковано внимание не только Минкульта, но и общественных организаций, СМИ: это Архангельское, Бородино, Ясная Поляна, Пушкинские горы, Радонеж. Дело в том, что смежное законодательство уже ушло вперед (Земельный кодекс, Градостроительный кодекс), а мы со своими охранными мероприятиями на исторических территориях в основном из-за длительных и не всегда профессиональных обсуждений экспертного сообщества, общественных организаций немного отстаем. Что будет происходить дальше с этими объектами – это вопрос некоего оценочного экспертного мнения, а не решение чиновников. Произойдет ровно то, что разрешит консилиум ученых, специалистов.

С одной стороны, такие территории не должны зарастать борщевиком – они должны жить и развиваться, для этого необходимы, возможно, какие-то изменения, стройки. Отдельный вопрос – это охрана таких значительных памятников наследия. 800 гектаров Архангельского – это очень много все-таки. Или другой пример такого памятника, который тоже нужно как-то охранять, – Константиново, родина Есенина – 42 тысячи гектаров. А как это сохранять чисто физически? Как отслеживать нарушения режимов и регламентов на такой территории? Поэтому чиновники, и я в том числе, стоят немного в стороне от подобных вопросов, это решают эксперты. Наш голос – исключительно совещательный. Земля – это всегда самый сложный вопрос: она очень дорогая, даже для такой страны, как Россия.

26 мая на Суворовской площади состоялся общегородской митинг в защиту статуса Москвы как исторического города.Присвоение такого статуса – краеугольный камень системы сохранения московского культурного наследия.

Р. Н.: Вы являетесь директором Департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия. Какие, на Ваш взгляд, самые острые проблемы регулирования охранной деятельности, которые требуют пристального внимания? Каковы пути их решения?

В. Ц.: Одновременно с развитием новых законов об объектах культурного наследия народ богатеет, у инвесторов становится больше денег. Земельный кодекс, Гражданский кодекс, Градостроительный кодекс меняются: улучшается инвестиционный климат, становится меньше бюрократических барьеров. У нас, однако, есть такая проблема, как отставание: мы занимаемся в первую очередь сохранением наследия, и в законе нет такого понятия, как развитие объектов культурного наследия. У нас есть концепция охраны: что такое объект, как он описывается, на него должен быть предмет охраны, границы территории, охранные обязательства.

Объект – это отдельная структура в общем комплексе наследия. Поэтому я сейчас настраиваю всех на наших профильных съездах, семинарах на такое понятие, как «комплексное сохранение». Историческая территория, ее объекты наследия, история – все это должно охраняться комплексно. Недавно вышла новая европейская конвенция сохранения наследия, она в том числе и о комплексном сохранении объектов. У нас есть объединенные охранные зоны, достопримечательные места, исторические поселения – это те зоны, где должен применяться данный новый подход.

Р. Н.: Установка памятника князю Владимиру на Боровицкой площади в Москве вызвала ожесточенные дискуссии как среди горожан, так и среди экспертов. В связи с этим возникает вопрос, какова в глобальном смысле наша стратегия сохранения баланса между новым и старым в сфере культурного наследия. Как совмещать уже существующие памятники культуры и новые произведения искусства?

В. Ц.: Несмотря на сложность вопроса, ответ на него довольно простой. Помимо должностных регламентов, обязанностей, мы еще и просто люди, граждане своей страны, жители своих городов. И у нас есть обычная человеческая ответственность за те решения, которые мы принимаем, моральное отношение к тому, что мы видим. Везде в старое вписывается новое: в Лувре есть пирамида, построенная Бэем Юймином, есть крепость в историческом центре г. Авиньон, Франция, храм Баграта г. Кутаиси, Грузия, например. Все возможно сделать, все зависит только от гениальности архитектора. Мы не можем законсервировать территории навсегда, они должны развиваться, должно появляться что-то новое. Есть, конечно, такие территории, где это невозможно, Красная площадь, например. А где-то строить можно, и, чтобы это произошло, должен быть баланс морального отношения и архитектурного гения. Архитектор – это буфер между «я хочу» и «это возможно». По всему миру что-то пристраивается и достраивается, но это должно соответствовать определенным принципам и законам.

Р. Н.: В последнее время наметилась тенденция решения многих градостроительных вопросов самими горожанами: теперь они выбирают, переименовывать ли станцию метро «Войковская», как облагораживать Тверскую улицу и многое другое. На Ваш взгляд, это разумная практика – усиливать влияние общества на организацию городских пространств? Нужны ли подобные проекты другим городам России?

В. Ц.: Мы работаем для народа, культурное наследие сохраняется тоже для людей, для нынешнего и будущих поколений. Поэтому люди должны участвовать в обсуждении своего достояния. Сейчас есть очень интересная инициатива: есть некий общественный запрос, граждане подписывают петицию, и если она набирает более 100 тысяч голосов, то ее отправляют на официальное рассмотрение – в Совет Федерации, Госдуму. Гражданин должен иметь не только права, но и обязанности, в частности свою моральную ответственность. Ты не просто предлагаешь, ты участвуешь. Хотя бы сам перед собой и перед товарищами из организации.

Та система общественных организаций, которая создана в РФ, кажется мне более правильным рычагом работы с государственными органами, нежели всеобщее голосование. Потому что такие организации – это все же объединения с минимумом общего мнения. В любой подобной организации есть эксперты, которые могут дать оценку народным инициативам. Мне очень нравится инициатива Сергея Семеновича Собянина «Активный гражданин», но в случае решения вопросов, связанных с наследием, я сторонник таких организаций, как «Архнадзор», «Живой город» в Петербурге, «СпасГрад» в Нижнем Новгороде. От них приходят очень интересные предложения.

Вообще общественники должны участвовать в жизни городов и в обсуждении их будущего – это просто необходимо. Главный критерий оценки нашей работы – мнение наших сограждан. Все – для них! Поэтому у нас существуют общественные советы, чтобы люди участвовали в этих обсуждениях. Так что я двумя руками «за», но должен быть некий промежуточный фильтр – мнение граждан нужно знать и учитывать, но решение должно приниматься при поддержке экспертов и ученых, состоящих в профильных общественных организациях.

В культурном центре «Хитровка» состоялась презентация обновленного издания «Красной книги», подготовленного движением «Архнадзор».

Р. Н.: В чем Вы видите главную цель в сфере сохранения культурного наследия? В чем мы нуждаемся в первую очередь – реорганизации институций, смене финансовой политики, повышении открытости и популярности объектов наследия? Какова в этом роль Минкульта? Какова роль общества?

В. Ц.: Мне представляется исключительно важным вопрос развития наших территорий. Все мы знаем, как выглядят малые города России. За исключением Золотого кольца, все остальное – в запустении и упадке. Мне кажется необходимым найти ту экономическую составляющую, которая позволит все это вернуть к жизни, дать толчок к развитию малых городов. Если посмотреть на города Франции, Германии, Австрии, становится ясно – это можно сделать и у нас. Может быть, не хватает законодательной процедуры, может быть – просто понимания проблемы?

И, конечно, это территориальные вопросы подобных городов. Из-за богатства нашей истории и культуры везде – археология и наследие, которое нельзя трогать. Но накидывать колпак на всю территорию тоже неправильно. Жизнь должна идти, мы должны быть инвестиционно привлекательными, и бизнес должен понимать правила игры на таких территориях. В первую очередь, это вопросы инфраструктуры, доступа, стоянок. Это то, что мы отрабатываем с Союзом архитекторов и Союзом малых городов сейчас.

Если получится решить такие вопросы, мы двинемся вперед. У нас есть очень удачные и популярные истории возрождения, когда города находили свой «бренд» и становились привлекательными для жизни и туризма: это мыши в Мышкине, Гусь-Хрустальный с хрусталем, Коломна с мылом, суздальский и луховицкий огурцы. В каждом городе есть своя маленькая приманочка. Ничто – ни газ, ни лес, ни трубопроводы – не поможет малым городам – нужно, чтобы люди там работали, рожали, занимались делом. Главное, чтобы две эти главные цели не вступили в противостояние – развитие и сохранение. Если мы сладим с этой темой с точки зрения общего подхода – Россия будет возрождаться.

Автор: Юлия Ракитина

Поделиться: