Сергей Борисович Куликов
Сергей Борисович Куликов
Главный архитектор ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», председатель Технического комитета «Культурное наследие» при Федеральном агентстве по нормативному регулированию и стандартизации (Росстандарт)
Андрей Борисович Бодэ
Андрей Борисович Бодэ
Кандидат архитектуры, советник Российской академии архитектуры и строительных наук, ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства, архитектор-реставратор Центральных научно-реставрационных проектных мастерских
Юрий Петрович Калиниченко
Юрий Петрович Калиниченко
Почетный президент института «Спецпроектреставрация», президент Академии архитектурного наследия,
Соколова Ольга Александровна
Соколова Ольга Александровна
Председатель Вологодского отделения Союза реставраторов России
Пашкин Евгений Меркурьевич
Пашкин Евгений Меркурьевич
Профессор кафедры инженерной геологии Российского государственного геологоразведочного университета
Как обустроить реставрацию
Академия
18.10.17 / 04:04

21 марта 2017 года в Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры РФ по инициативе Союза реставраторов России прошел круглый стол «Методология и философия реставрационного дела». Были приглашены преподаватели высших учебных заведений, искусствоведы, реставраторы из различных регионов страны, представители Департамента культурного наследия города Москвы. Перед участниками была поставлена непростая задача: определить, что же является основой для начальной деятельности по сохранению любого культурного объекта, «конституцией памятника». Не обошлось и без обсуждения современного состояния реставрационной отрасли. Дискуссия получилась оживленной: участники смогли не только выразить свои взгляды на предложенные темы, но и рассказать о ситуации изнутри той или иной области реставрации.

«Мы собрались для того, чтобы сформировать позицию Союза реставраторов по вопросам сохранения культурного наследия, донести до сообщества наши общие проблемы, принципы и требования к самим себе и к своим коллегам», – подчеркнул архитектор ЦНРПМ Сергей Борисович Куликов. Во вступительном слове он сделал главный акцент на актуальность поднятой проблемы методологии и философии в реставрационном деле. Несмотря на то что ранее она звучала в научных работах, общего обоснования практических решений так и не было сформулировано. К тому же за двадцать лет изменились подходы, появились новые, неизвестные советской реставрационной школе вызовы эпохи. Например, с реституцией церковных объектов на первый план выходят аспекты церковно-исторического понимания реставрации памятников. Появилась новая проблема: качество выполнения работ на объекте культурного наследия напрямую связано с уровнем и подготовкой самих работников. Некачественная реставрация изменяет памятник до неузнаваемости, придавая ему никогда не существовавший облик. И, к несчастью, таких примеров великое множество.

Один из центральных докладов круглого стола, посвященный реставрации в контексте истории, сделал архитектор-реставратор ЦНРПМ Андрей Борисович Бодэ. Он отметил, что, с одной стороны, актуальность реставрации обусловлена необходимостью сохранения памятников прошлого, но с другой – реставрация противоречит естественному ходу развития жизни. Человеческому мышлению свойственно постоянное обновление. Только разнообразие и разумное количественное соотношение реставрационных подходов позволяют сохранить баланс. Для нашей страны существенным рубежом изменений остается второе десятилетие XX века. Именно тогда произошел разрыв между традиционным развитием и активным внедрением нового творческого мышления, которые дали совершенно разные результаты и произведения. Если в первой половине XX века еще сохранялись строительные традиции, то во второй просматривается полное их отрицание. Этот обозначившийся разрыв и переоценка старого не только стимулируют реставрационную деятельность, но и дают новые методы работы по сохранению культурного наследия. На практике реставрация старых памятников будет фрагментарной, более молодые объекты будут подвергаться целостной реставрации. Развитие современных строительных технологий и конструктивных возможностей позволяет воспроизвести практически всё, и это обесценивает исторические формы. В таком контексте на первый план должно выходить воссоздание памятника, которое основывается на критериях его достоверности. «Реставрация – это нити, которые связывают прошлое и будущее в единое целое, удерживают культуру мира от распада и хаоса», – резюмировал Бодэ.

В этой связи нельзя не упомянуть самую болезненную проблему современной отечественной реставрации – сохранение подлинности дошедшего до наших дней объекта со всеми наслоениями его часто бурной истории. О подлиннике и новоделе говорил доктор искусствоведения, профессор, член-корреспондент Российской академии художеств, художник-реставратор высшей квалификации Юрий Григорьевич Бобров: «Я всю жизнь работал с движимыми памятниками, но опыт последних лет руководства живописью в интерьере показал несовпадение теоретического и практического уровней. В нашей отечественной ментальности мы всё время стремимся воссоздавать памятники в первоначальном виде. Но часто забывается подлинность тех остатков, которые история дала нам в руки. Это одна из основных проблем в архитектуре, где часто не считаются с подлинными элементами конструкций. Нам нужно переходить к западной концепции идеи консервации, о чем говорится и в Венецианской хартии, и в книге «Теория реставрации» Чезаре Бранди».

Принципы научной реставрации, написанные Игорем Эммануиловичем Грабарём в 1920-е годы, к сожалению, так и остались на бумаге. До сих пор на русском языке нет четкого словаря архитектурных терминов, которые должны быть признаны реставрационным сообществом и лечь в основу законодательства. Союз реставраторов может подготовить почву для законодательных решений, разработать четкую и ясную терминологию. Вопрос воссоздания памятника, наделения его ценностью – это целостный подход, в котором нельзя быть субъективным. Нам не дано сделать как было. Вызывают восхищение пригороды Санкт-Петербурга, например, Царское Село, где сохранилась прекрасная резьба XVIII века. Невозможно наделить объект статусом ценности, которая была присуща подлиннику XVI или XVII века. После воссоздания памятник должен стать произведением художника XXI века, в котором очевидна разница между привнесенным и подлинным.

Одним из самых ярких выступлений дискуссии стала речь мэтра отечественной реставрации – президента Академии архитектурного наследия Юрия Петровича Калиниченко. Почетный президент института «Спецпроектреставрация» говорил о сохранении наследия и философии в реставрации. Философскую значимость исторического наследия, его влияние на качество нашей жизни нельзя недооценивать. Из философии как формы общественного сознания, системы взглядов на мир выделяются все научные дисциплины, не исключая и реставрации. Отношение к историческому наследию нашего прошлого в сегодняшней действительности совершенно иное, чем в XX веке. Если говорить о философии реставрации советского времени, то тогда она характеризовалась как художественное ремесло, а строительство воспринималось как искусство и было совершенно отдельной областью.

«В восьмидесятые годы прошлого века Советом министров дважды рассматривался вопрос о реставрации. За последние десять лет не было ни одного обсуждения реставрационных проблем на таком уровне. Из всех предложений наших коллег в Государственную думу о законодательных аспектах реставрации практически ничего не получило силу закона», – с горечью констатировал Калиниченко. По его мнению, одна из важных задач для Союза реставраторов как общественной организации, имеющей региональные отделения, – это серьезное изучение закона об общественном контроле и умение им пользоваться. Закон позволяет в какой-то мере надзирать за действиями администрации, за соблюдением законодательства в составлении актов и прочих документов.

Значительное внимание было уделено региональным особенностям реставрации. Об этом шла речь в докладе Ольги Александровны Соколовой, председателя Вологодского отделения Союза реставраторов России. Одним из прекрасных примеров научной и практической работы в 1990-е годы XX века стала реставрация фресок Дионисия, датируемых 1502 годом, в Ферапонтовом монастыре Вологодской области. Однако в целом объекты Севера остро нуждаются в сохранении и научной реставрации, когда так важно не потерять тонкую грань северного искусства. Отсутствие же методологических основ реставрационного дела может свести работу отрасли к хаосу. Реставрация объектов культурного наследия – это огромный механизм, который содержит большое количество исследований, методических и научных разработок, концепций практической реставрации, протоколов и методик, направленных на сохранение и использование историко-культурного наследия. Разработке теории и методологии в реставрации посвящены исследования А.Ф. Лосева, Л.А. Лёлекова, Ю.Г. Боброва, В.Г. Белозёрова, Б.Т. Сизова.

Региональная специфика имеет не только историко-культурную, но и не менее значимую климатическую, природную грань. О ней, в частности, сообщил профессор кафедры инженерной геологии Российского государственного геологоразведочного университета, специалист в области инженерной гидрогеологии Евгений Меркурьевич Пашкин. Его доклад был посвящен сохранению памятников в их связи с окружающей средой. В России очень сложные природно-климатические условия. Когда системный подход проникает во все сферы жизни, мы не имеем права отрывать судьбу памятника от внешней среды. Важнейшим свойством системы является неопределенность, которая должна нас волновать, и мы должны принимать технические рекомендации для сохранения подлинности памятников. Для того чтобы представлять цели и задачи, мы должны не спорить о терминах, а договариваться. Управление сохранностью, а не визуализация охраны памятников – вот главное направление в их сохранении. Сбор информации о памятниках – это предотвращение дальнейшего их разрушения.

О столичной практике, о связи реставрации и археологии доложил в своей презентации главный археолог города Москвы, заместитель руководителя Департамента культурного наследия города Леонид Викторович Кондрашев. Одной из тем, которые касаются проблем философии и связывают археологическое наследие и реставрационный процесс, являются археологические руины. Традиция подлинности в археологии идет еще с древних времен. С XVIII века руины становятся самодостаточным фактором и превращаются в некий археологический объект. Речь идет о консервации руин, уточнении правового статуса при включении объекта в реестр, управлении культурными ресурсами, популяризации и туризме. В Музее археологии Москвы, в Царицыне, в Зарядье можно увидеть примеры такой работы. Но часто на археологических руинах пытаются воссоздать прекрасный образ прошлого. Дополнительной проработки требует вопрос о статусе археологических руин, что позволит более эффективно сохранять это историческое наследие.

Прошедший круглый стол был анонсирован как первый в запланированной серии подобных мероприятий. Второй, по утверждению организаторов, будет посвящен научным исследованиям в проектировании, третий – непосредственно самим проектам реставрации и приспособления. А на четвертом, вероятно, ближе к концу года, участники договорились обсудить замыслы реализации на бумаге и дальнейшую практику их применения. Журнал «Россiя. Наследие» намерен и впредь следить за мероприятиями круглого стола в ЦНРП.

Поделиться: