Автор: Наталья Дмитриевна Троскина
Член ИКОМОС, государственный эксперт
Петр Покрышкин. Советы учителя
Имена
07.03.16 / 17:05

«... Открытия бывают иногда столь неожиданны, что сильно меняют первоначальный проект ремонта. Этот именно неумолимый факт практики в ремонте памятников старины заставил, главным образом, отказаться от реставрирования их».

Иркутск. Родина гениального реставратора
Иркутск. Родина гениального реставратора
Фото: globallookpress.com

Наверное, нигде более, архитектурные достопримечательности, старые домики с ажурной окантовкой наличников и ставень не вовлечены в игру воды и света, как в Иркутске. Бурливая Ангара убегает к Енисею, батюшка Байкал бросает в строну непокорной и строптивой дочери серафинит.

Памятник завоевателю Сибири казаку Похабову расположился на набережной Ангары. А вот одному из славных отпрысков Иркутска и России, к сожалению памятника нет.

А между тем именно в этом славном сибирском городе в 1870 году в семье врача родился академик архитектуры, историк древнерусского зодчества и живописи, реставратор, активный деятель охраны памятников Петр Петрович Покрышкин.

Петр Петрович Покрышкин

Петр Петрович Покрышкин

Лето в Сибири скоротечное, но жаркое. Пылающая от духоты и счастья мать не могла и подумать, что маленький пищащий сверток в ее руках - в недалеком будущем станет известным архитектором, реставратором, а также Коллежским секретарем и даже более того, Титулярным советником!

Не Бог весть какой высокий ранг согласно Табели о рангах для штатного сотрудника Императорской Археологической комиссию (ИАК), знаменитого автора «Кратких советов по вопросам ремонта памятников старины и искусства».

С тех пор (в 2015 году исполнилось 100 лет со дня публикации в Известиях Императорской археологической комиссии знаменитой статьи) труд Петра Петровича Покрышкина не переиздавался. Что не могло не отразиться самым печальным образом на состоянии архитектурных памятников. Особенно в безденежные 90-е и в 2000-е гг., когда в главенствующим принципом стал новодел, на фоне все более ветшающих старых стен и кровель.

Нередице

Церковь Спаса на Нередице

Нелишним будет вспомнить имя и славный творческий путь Петра Покрышкина.

Юбилей – хороший повод обратится к оригиналу и заново оценить положения этого скромного 13-страничного текста.

В 1895 году будущий автор «Кратких советов…» оканчивает архитектурное отделение Высшего художественного училища при Петербургской Академии Художеств. Молодой архитектор-художник в качестве стипендиата Академии отправляется в путешествие по Европе, эпохам и стилям, от византийской, романской - до готики.

Императорская Академия художеств, 1912 г

Императорская Академия художеств, 1912 г

В Париж, Нормандию, Рим, Флоренция и Палермо молодой, быстро впитывающий увиденное человек въезжает прилежным учеником. Никто и не предполагает, что спустя 20 лет этот выходец из Сибири будет уже законодателем моды. Некоторые методические и теоретические принципы сохранения наследия, сформулированные им в 1915 году, во многом опередят время.

Положения «Кратких советов...» во многом совпадут с рекомендациями Афинской хартии 1931 года, основу которых составляют принципы археологической реставрации Густаво Джованьони. Более того, Покрышкину удалось предвосхитить и основные принципы Венецианской хартии, принятой спустя 50 лет после выхода «Кратких советов…» Покрышкина.

Императорская Академия художеств

Императорская Академия художеств

«Встречаются, конечно, на памятниках такие наслоения, которые необходимо удалять; при этом первоначальное или вообще интересное в памятнике не всегда открывается в целости – в этих случаях поневоле возникают вопросы частичной реставрации».

Но этого судьбоносного момента Покрышкину придется пройти немалый и многотрудный путь.

Он вернется в Россию, займется преподавательской деятельностью. А еще с помощью Императорской Археологической комиссии совершит погружение в старину.

Самарканд - взмывшие к небу мечети, мавзолеи со старинной арабской вязью. Затем Македония, древние храмы и монастыри Старой Сербии и Болгарии.

«Изумительные по точности» и прекрасно исполненные многочисленные чертежи Петр Петрович передал в дар архитектурному музею при Академии Художеств.

В 1902 году сотрудник Императорской Археологической комиссии и молодой архитектор вступит в нелегкий диалог и непростые отношения со Святейшим Синодом и Московским Археологическим обществом реставрационных работ.

 Епископ Новгородский Гурий с духовенством. 1903 г. За епископом стоит П. П. Покрышкин

Епископ Новгородский Гурий с духовенством. 1903 г. За епископом стоит П. П. Покрышкин

Но «Краткие советы…», отправленные в Святейший Синод, были затем разосланы всем 54 архиереям для издания в епархиальных ведомостях.

А Псковский губернатор издал инструкцию отдельной брошюрой, текст которой был дополнен размышлениями о переносе деревянных церквей, излишнему увлечению позолотой.

Церковь Спаса на Нередице (Открытка), 1900

Церковь Спаса на Нередице (Открытка), 1900

«Многие неудачные опыты реставрации памятников старины и искусства привели наконец специалистов к выводу, что следует всемерно избегать «реставрирования» и ограничиваться лишь простым осторожным ремонтом».

Выводы Петра Покрышкина просты на первый взгляд и бесхитростны. Но сколько за этими простыми словами скрыто работы. И главное - очень кропотливый и хирургически точный труд реставратора.

В 1903-1904 гг. он восстанавливает позакомарные покрытия, сохранив при этом луковичную главу XVIII в Спаса на Нередице. Западной папертью церкви пришлось пожертвовать. Эта «вольность» Покрышкина вызвала противоречивые отклики коллег и художников. Наиболее жесткими были высказывания Н.К. Рериха.

В 1908-1910 гг. Петр Петрович вместе с А.В. Щусевым возрождает церковь Василия в Овруче, совершив почти ювелирную работу по реставрации архитектурного декора фасадов.

А обновленную Покрышкиным церковь Спаса на Берестове в Киеве (1903-1913 гг.) С.С. Подъяпольский оценил как «очень осторожную и тонкую реставрацию».

«Общий принцип для ремонтирования памятников – оставлять в неприкосновенности прочное и заменять ветхое в прежнем виде или в степени сохранности первоначального или интересного».

Покрышкин со своими коллегами очистили древнюю кладку фасадов от поздней штукатурки, сохранив при этом поздние разновременные пристройки. Остроумным было решение Покрышкина по выпрямлению в 1912 г. колокольни Успенской Боровской церкви в Архангельске подручными средствами по собственным инженерным расчетам, оставившими в изумлении причт собора и прихожан.

Успенская Боровская церковь в Архангельске

Успенская Боровская церковь в Архангельске

Отечественный интеллигент тех времен под час работал не за страх, деньги, а за совесть. И точно так же, как Чехов на свои средства поехал на каторжный Сахалин, сделав опись каторжан, Покрышкин на многочисленные свои командировки в течение 1903-1913 гг., проделав по городам и весям российской глубинки путь в 166 318 верст, потратил 6700 рублей».

За это время он посетил 34 губернии. Как писал Н.П. Сычев: «нет места в России где, кажется, не был, не руководил работами и сам не работал бы Пётр Петрович».

Первая Мировая Война скорректировала планы академика. В 1915 г. он, находясь в зоне военных действий на территории Буковины, Волыни и Галиции с января 1916 по апрель 1917 г. возглавил комиссию по изучению ущерба, нанесенного памятникам архитектуры.

Церковь Спаса на Нередице (Новгородская область, Великий Новгород, деревня Спас-Нередицы

Церковь Спаса на Нередице (Новгородская область, Великий Новгород, деревня Спас-Нередицы

Инструкции ученых иной раз написаны птичьим языком, читать который не возможно и вредно для здоровья. Но Покрышкину удалось найти золотую середину или золотое сечение, когда сухая вроде бы инструкция облечена в замечательный слог:

«...чарующая патина и иллюзия старины» прогнувшихся рядов кирпичной кладки; «неподражаемо красивое впечатление» от черепичного покрытия кремлевских башен; «изумительно красивые» кровельные листы со штампованным орнаментом; «нежные краски» едва сохранившихся росписей.

Петр Покрышкин не раз писал о том, что реставрация должна «проводится в исключительных случаях» и «прекращаться там, где начинается гипотеза», приоритет мероприятий по консервации, необходимость сохранения наслоения разных эпох, поскольку «единство стиля не является конечной задачей реставрации».

Церковь Спаса на Нередице (Новгородская область, Великий Новгород, деревня Спас-Нередицы

Церковь Спаса на Нередице (Новгородская область, Великий Новгород, деревня Спас-Нередицы

В 1921 году Петр Покрышкин покидает Отдел монументальных памятников, созданный при Археологическом отделе Российской академии истории материальной культуры (РАИМК) – преобразованной Императорской Археологической Комиссии и Коллегии по делам музеев и охраны памятников. С ноября 1917 г. он трудится над созданием специального реставрационного отдела и в декабре 1918 г. становится его руководителем.

Революция становится поворотным моментом не только в судьбе Покрышкина, но в судьбе архитектурного наследия.

Игорь Грабарь становится глашатаем нового подхода к реставрации памятников: «Революция принесла с собой золотое время и для археологии. Многие сооружения, коснуться которых раньше было, в силу разных причин, невозможно, в настоящие дни оказались предметом усердной творческой работы «науки заступа». В самом деле, казалось очень естественным и легким, работая над починкой пробоины какого-либо собора, воспользоваться наличием лесов и рабочих рук около него, дабы по указанию лучших знатоков не только починить зияющие раны, – но и придать зданию его поистине первоначальный вид, зачастую безнадежно искаженный всевозможными не имеющими касательства у искусству «украшениями», – пристройками и починками времен, которые о правде старого искусства заботились менее всего».

Фреска Церкви Спаса на Нередице

Фреска Церкви Спаса на Нередице

А Петр Покрышкин считает, что:

«Реставрация может быть одобрена только в таких случаях, когда все данные для неё налицо, или же когда ею ничего интересного не уничтожается; но, во всяком случае, она сталкивается с непреодолимыми техническими трудностями».

В июле 1920 г., не встретив поддержки своим начинаниям ни в Главмузее, ни в РАИМК по созданию Археологического подотдела при Коллегии по делам музеев по охране и реставрации памятников независимый от РАИМК, удрученный состоянием дел с охраной и реставрацией,. Покрышкин уезжает из Петрограда.

Н.П. Сычев писал: «много скорби выпало на долю П.П. Покрышкина в последние годы, и «трудно обрисовать тот душевный перелом и те сложные переживания, в результате которых П.П. Покрышкин должен был избрать новую жизнь».

3 января 1921 г. на заседании совета РАИМК было зачитано его письмо с отказом от звания академика архитектуры и членства в РАИМК, пришедшее из города Лукоянова Нижегородской губернии. Покрышкин принимает сан протоиерея Тихонова монастыря г. Лукоянова Нижегородской губернии.

18 февраля 1922 г. Петр Петрович, заразившись сыпным тифом, скончался.

В ожесточенной борьбе специалистов Москвы и Петрограда московский максимализм с его стремлением к возвращению древних архитектурных форм и расчистке икон победил. Этот романтический период 1920-х годов сменился уничтожением памятников в 1930-е годы, в том числе недавно реставрированных. Он сопровождался разгоном реставрационных организаций и репрессиями их сотрудников, варварским приспособлением закрытых монастырей и церквей для хозяйственных и других нужд.

Всем должно быть памятен подвиг реставратора Петра Дмитриевича Барановского, который спас не только известный Храм Василия Блаженного, но и еще около 90 церквей.

Дело Покрышкина было продолжено, в 70-80 гг восстановлены памятники в крупных туристических центрах, созданных музея-заповедниках. А под влиянием положений Венецианской хартии в науке реставрации намечаются подвижки в сторону сохранения поздних наслоений, формируются принципы консервации и фрагментарной реставрации.

Церковь Спаса на Берестове

Церковь Спаса на Берестове

«... нельзя пренебрегать и позднейшими наслоениями, потому что изучение их очень часто помогает разгадывать историю жизни памятника и даты его переделок, а вместе с тем избавляет производителя работ от всяких обвинений со стороны потомства в опрометчивом отношении к памятнику».

В Российской глубинке сегодня пропадает множество древних церквей, удивительной архитектуры, с фресковой живописью.

Пустые стены, поющие руины!

Петр Покрышкин их возрождал. А время и людская беспечность неумолимо уничтожают.

Подлинная память о реставраторе это возрожденные с его помощью церкви, храмы, подлинные жемчужины русской и мировой архитектуры. А еще - портрет архитектора, висевший трапезной Андроникова монастыря.

Поделиться: