Автор: Анна Павлова
Керамические иконы Александра Белашова
Культурный капитал
07.07.16 / 08:08

Александр Александрович Белашов (родился в 1963 г.) известен в первую очередь как автор росписей, икон и мозаик в храмах Москвы, Подмосковья и многих других регионов. Его оригинальный, узнаваемый стиль основан на сочетании глубокого знания византийской и древнерусской иконописных традиций и академического художественного образования, полученного в стенах МГХПА им. С. Г. Строганова.

Фото: remidios-fine.livejournal.com

Потомственный мастер

У Белашова много скульптурных работ, есть произведения станкового искусства и опыт книжного графика. Разнообразие техник и материалов, поиск своеобразных художественных задач и их решения, глубокое проникновение в смысл работы и эрудиция всегда отличали Белашова как художника.

Интересы художника во многом связаны с богатым творческим наследием семьи, настоящей художественной династии, наиболее яркими представителями которой были его бабушка – скульптор Екатерина Фёдоровна Белашова (1905 – 1972) и отец – известный анималист Александр Михайлович Белашов (1933 – 2012).

А.А. Белашов в мастерской

А.А. Белашов в мастерской. Фото: pravkrug.ru

Особое место среди работ Александра Александровича Белашова занимают произведения из керамики. Важнейшим событием в жизни художника стало участие в воплощении одного из крупнейших керамических произведений XX века – монументального панно «Древо жизни» в Палеонтологическом музее в Москве, созданного отцом художника А. М. Белашовым (1980 – 1986 гг.). Здесь Александр Белашов – младший по-настоящему узнал все тонкости материала, все сложности работы с ним.

Первые крупные самостоятельные произведения были именно из керамики. В 1988 – 90 г. он в соавторстве с супругой Дарьей Ефремовой (родилась в 1962 г.) выполнил керамическое оформление столовой в Тимирязевской Академии, затем продолжал осваивать этот материал в миниатюрных иконах и более крупных произведениях.

Панно «Древо жизни» в Палеонтологическом музее в Москве. Фото: paleo.ru

От Древней Руси до эпохи русского стиля

Керамические иконы существовали с древности. Керамика была хорошо известна в Древней Руси: она использовалась как неотъемлемая часть архитектурных форм в XVI и, особенно, в XVII вв., затем была возрождена в эпоху русского стиля. Давно укоренённая в нашей традиции, она, однако, всё же довольно редко встречается в отделке современных храмов. Во многом это объясняется различными техническими сложностями, которые связаны с её изготовлением.

Хорошо известно, что особенно много проблем возникает с раскраской керамики, которая изменяется при обжиге. Покраска может придать излишний натурализм и нивелировать рельеф, что характерно для многих современных грубоватых керамических произведений. Александр Белашов принадлежит к числу мастеров, пытающихся противостоять упрощению – примитивизации керамики. И хотя керамические иконы можно счесть скорее за редкость в убранстве нынешних храмов, есть ряд художников, по-своему продолжающих традиции русской церковной керамики и противостоящих превращению керамики в наивное искусство.

С одним из них, Егором Куприяновым (умер в 2005 г.) А. Белашов был хорошо знаком. Егор Куприянов – создатель целого керамического ансамбля в Покровском храме Высоко-Петровского монастыря в Москве (1997 г.). Нельзя не упомянуть и скульптора Александра Климкова (род. 1960), постоянно работающего над созданием керамических икон. У каждого из них свои приёмы обращения с материалом.

Чтобы представить своеобразие творчества Белашова как керамиста, необходимо рассмотреть самые ранние работы художника в этом жанре. Когда в начале 1990-х годов А. Белашов заинтересовался церковным искусством, первыми он создал небольшие керамические иконы. Такие миниатюрные образа можно было тиражировать и, одновременно, придавать каждой иконе индивидуальное колористическое решение. Среди первых работ художника можно назвать икону преподобного Серафима Саровского в молении на камне перед иконой Божьей Матери «Умиление».

Фото: monumental-art.ru

Широко известная иконография здесь предстаёт в необычном виде монохромного низкого рельефа. Икона отличается тщательной проработанностью фона, что подчёркивает техника рельефа: с вниманием и точностью художник запечатлел изгибы трав, папоротников, ветвей лиственных деревьев и елей, что создало яркий художественный эффект. Множество изящных мелких лепных деталей сложились в обобщённый образ русского леса, в котором совершал свой подвиг преподобный Серафим. Благородный колорит иконы созвучен классицистической гризайльной живописи первой половины XIX в. – эпохи, когда жил святой.

Сплав иконописных и академических принципов

Большой опыт художника монументалиста позволяет Александру Белашову изображать фигуры святых в миниатюрных керамических иконах таким образом, что они воспринимаются как крупные и величественные. Характерным примером может служить образ Александра Невского. Изображение святого князя кажется значительно больше реального размера, умещающегося на ладони. Его фигуру можно легко увеличить до масштаба монументальной живописи или городской скульптуры, в чём сказывается мастерство и универсальность художника. Обрамление иконы едва заметно сужено, и от этого атлетическая фигура князя воспринимается ещё крупнее.

Фото: remidios-fine.livejournal.com

Пройдя значительный путь церковного художника, Александр Белашов вновь обратился к керамике в 2000-е годы. В Казанской иконе Божьей Матери (2013 г.) узнаются характерные черты ликов росписей и икон художника. Он перенёс в керамику свой особый сплав иконописных и академических принципов создания образа. По словам самого художника, он стремиться в керамике в первую очередь совместить знание византийской и русской иконы с традицией итальянской терракотовой скульптуры раннего Возрождения. Такое объединение может дать новый импульс к развитию керамической иконы.

Наиболее крупным примером подобного подхода к керамике может служить икона Ярославской Божьей Матери (2014 г.). Поля иконы и нимбы выполнены в виде имитации мозаики, что придаёт характерное мерцание и богатство фактуры. Одна из основных особенностей иконы – её изысканный колорит, построенный на сочетании красной охры одежд Богоматери, небесно-голубого фона и цвета слоновой кости ликов и рук. Осязаемость рельефа здесь не выходит за рамки иконного образа: художнику удалось найти и сохранить баланс между иконой и скульптурой, объединить два разных вида искусства.

Керамика даёт художнику широкое поле для разнообразных поисков и решений художественных задач. Богатство техники помогает находить новые возможности для такой традиционной и сложившейся в древности области искусства как иконопись. Не разрушая основ церковного искусства, керамика позволяет придавать ему новое и оригинальное звучание.

Поделиться: